+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Наследование по завещанию в мчп 2019 год

14.3. Наследование по завещанию

В международной практике возникает целый ряд вопросов, касающихся наследования по завещанию, и прежде всего относительно способности лица к составлению и отмене завещания, а также формы самого завещания.

В большинстве стран завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено в определенном порядке, например у нотариуса. В некоторых же странах допускается составление завещания в так называемой олографической форме, т.е. завещание пишется наследодателем собственноручно, и не требуется, чтобы оно было удостоверено. По законам одних государств нельзя в завещании ограничить права какой-либо категории наследников. В других же странах в завещании может быть установлен ряд условий наследникам для получения наследства.

Так же как и в отношении наследования по закону, при наследовании по завещанию возникают проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны.

Хотя завещание по своему характеру и является гражданско-правовой сделкой, к нему не могут быть применены общие коллизионные принципы, касающиеся сделок. Коллизионные нормы многих стран в этой области носят императивный характер. Это означает, что свобода выбора права (принцип автономии воли сторон) не распространяется на завещание, иными словами, на волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти. Эти коллизионные нормы носят императивный характер.

В российском законодательстве коллизионные правила, касающиеся завещания, содержатся в п. 2 ст. 1224 ГК РФ. Приведем их полностью:

«Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права».

Как отмечалось в комментариях к этой части ст. 1224 ГК РФ, суть приведенного специального правила состоит в том, что способность лица составить завещание всегда определяется по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания. Из этого следует ряд практически важных выводов, которые состоят в том, что для определения завещательной дееспособности гражданина не имеют значения такие обстоятельства, как то, что:

— завещание совершено не в той стране, где завещатель имел в это время место жительства, а в стране его временного пребывания или даже вне территории какого-либо государства (например, на морском судне во время плавания в открытом море);

— право страны места жительства завещателя в момент составления завещания может не совпадать с его личным законом в этот момент;

— отношения по наследованию завещанного имущества могут определяться правом иного государства, чем то, которым в соответствии с п. 2 ст. 1224 определяется завещательная дееспособность этого лица (если место его жительства в момент составления завещания не совпадает с его последним местом жительства или с местом нахождения принадлежавшей ему недвижимости).

Напомним, что согласно приведенному выше тексту п. 1 ст. 1224 определение завещательной дееспособности относится не только к способности лица совершить завещание, но и к его способности отменить или изменить его. Способность «к изменению завещания», не упомянута в п. 2 ст. 1224 лишь потому, что изменить прежнее завещание иначе, как составив новое, невозможно, в то время как отмена завещания может не сопровождаться никакими иными распоряжениями завещателя.

Принципом применения права последнего места жительства определяется выбор права, применимого к завещательной дееспособности наследодателя, к форме завещания и акта его отмены по гражданским кодексам стран СНГ. При этом завещание (как и акт его отмены) считается действительным с точки зрения формы и тогда, когда она удовлетворяет требованиям права места составления завещания.

Согласно п. 2 ст. 1224 определение права, подлежащего применению к форме завещания или акту его отмены, может осуществляться на основе применения одного из трех возможных вариантов: во-первых, по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания; во-вторых, по праву страны, в которой было в действительности совершено завещание («праву места составления завещания»); в-третьих, по российскому праву.

Применение этих принципов на практике может совпадать, поскольку иностранец, имевший место жительства в России, составил завещание в России, и тем самым было применено при его составлении российское право. Однако оно может и не совпадать или совпадать не полностью, если, например, гражданин ФРГ, Франции или Великобритании, с которыми у России нет договоров о правовой помощи, имеющий место жительства в одной из этих стран, в действительности совершает свое завещание в Санкт-Петербурге.

Согласно правилам российского законодательства завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. К нотариально удостоверенным завещаниям приравниваются завещания, составленные в лечебных учреждениях и заверенные главврачом и в ряде других случаев.

Согласно ряду договоров о правовой помощи способность лица составлять или отменять завещание определяется законодательством страны гражданства наследодателя. Форма завещания также определяется этим законодательством. Однако для действительности завещания достаточно, если оно будет соответствовать законодательству той страны, на территории которой составляется.

В Минской конвенции 1993 г. (ст. 47) и Кишиневской конвенции 2002 г. (ст. 50) коллизионный вопрос относительно способности лица к составлению и отмене завещания, формы завещания решается следующим образом: подлежит применению законодательство страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям законодательства страны, где составлялось завещание.

Следует обратить внимание на то, что согласно российскому законодательству наследником по завещанию может быть как Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования, так и иностранные государства и международные организации (п. 2 ст. 1116 ГК РФ).

Наследование в международном частном праве

3) законом места жительства наследодателя:

• на момент его смерти («последствия и толкование завещаний, равно как недействительность завещания или какого-либо условия . регулируются законом места жительства завещателя на момент его смерти (ст. 41 Закона Таиланда о конфликте законов));

• на момент его смерти либо на момент составления завещания ( «если завещатель являлся способным составлять завещание согласно праву обоих штатов, его воля, содержащаяся в завещании, считается свободной от пороков, если она считалась бы таковой согласно праву . одного из этих штатов» (ст. 3529 ГК штата Луизиана))8.

Форма завещательного распоряжения предполагает альтернативное коллизионное регулирование. С одной стороны, действует общее правило, в соответствии с которым статут, применимый к наследованию в целом, определяет и форму завещательного распоряжения. Вместе с тем завещание представляет собой особый вид односторонней гражданско-правовой сделки, поэтому необходимо обращение к другому коллизионному принципу — закону места совершения акта («форма завещания регулируется законом гражданства завещателя на момент [составления] завещания или законом места, где завещание совершено. То же самое относится к форме других распоряжений на случай смерти» (ст. 17 ГК Египта))9.

Это интересно:  Общие положения о наследовании по завещанию 2019 год

Своеобразное решение данного вопроса предложено в законодательстве некоторых европейских стран. Например, ст. 83 Кодекса МЧП Бельгии предусматривает: «Форма завещания и его отмена регулируются правом, подлежащим применению в силу Конвенции о коллизиях права в отношении формы завещаний, заключенной в Гааге 5 октября 1961 г.».

Во многих юрисдикциях (Канада (Квебек), Венгрия, Украина) установлена разветвленная система коллизионных привязок, определяющих форму составления завещания. К ним относятся:

• право места составления завещания;

• право страны гражданства завещателя на момент составления завещания или на момент смерти;

• право государства места жительства завещателя на момент составления завещания или на момент смерти;

• право государства места пребывания завещателя на момент составления завещания или на момент смерти;

• право страны суда;

• право места нахождения недвижимого имущества (в отношении недвижимого имущества).

Статут формы завещания включает вопросы, «относящиеся к возрасту, гражданству и другим личным качествам завещателя, к качествам, которыми должны обладать свидетели, требующиеся для действительности какого-лиоо завещательного распоряжения» (ст. 1047 Кодекса Буркина-Фасо о лицах и семье 1989 г.). Цель закрепления многочисленных альтернативных коллизионных привязок для установления формы завещания — принцип favour testamenti (решение в пользу действительности завещания). Регулирование актов отмены завещания или его изменения производится на основе тех же коллизионных начал, что и формы завещания.

Наследование по закону — субсидиарное основание наследования, но в реальной жизни оно имеет место значительно чаще, чем наследование по завещанию. В законодательстве по МЧП этот вид наследования подробно не регулируется. Большинство вопросов наследования по закону подчинено общему статуту наследования — личному закону наследодателя.

Для наследования по закону необходимо определить круг наследников по закону. К определению круга наследников и очередности их призвания применяется личный закон наследодателя (право страны гражданства или право страны последнего места жительства). Определение круга недостойных наследников определяется общим статутом наследования.

Раздел наследственного имущества регулируется правом, подлежащим применению к наследственному отношению в целом. Лица, участвующие в разделе, могут договориться о применении права места открытия наследства или места нахождения одного или более предметов наследственного имущества (ст. 46 Закона Италии о МЧП).

При разрешении коллизий в сфере наследственных отношений зачастую возникает проблема обратной отсылки. Первыми решениями, в которых шла речь о применении таких отсылок, были решения английских судов (1841, 1847 и 1877 гг.), касающиеся наследственных отношений. Теория отсылок была сформулирована в доктрине после дела Форго (1878 г.), касавшегося наследования по закону.

Возможность применения отсылок закреплена в Законе Швейцарии о МЧП (ст. 91): «Наследование имущества лица, имевшего последнее место жительства за границей, осуществляется по праву, на которое указывают нормы международного частного права государства места жительства наследодателя».

Предварительный коллизионный вопрос наиболее часто возникает в международном наследственном праве: регулирование отношений по наследованию может быть подчинено одной правовой системе, а предварительный вопрос (гражданское состояние лица, его семейное положение) другой. Проблемы квалификации права в наследственных отношениях отличаются наибольшей сложностью, поскольку многие национально-правовые понятия не известны в других государствах (вдовий узуфрукт, вдовья четверть завещательный траст). Все эти проблемы обусловлены принципиально различными подходами к наследованию в разных государствах10.

Согласно Конвенции о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений от 5 октября 1961 г., форма завещательного распоряжения считается действительной, если она соответствует:

• праву места совершения акта;

• праву того государства, гражданином которого был завещатель в момент составления завещания или смерти;

• закону страны, в которой наследодатель проживал в момент составления завещания или смерти;

• праву страны, где наследодатель имел постоянное место жительства в момент составления завещания или смерти.

Конвенция 1961 г. допускает, что законодательство страны места нахождения недвижимого имущества также учитывается при установлении компетентного правопорядка. Кроме того, она устанавливает применение правопорядка по принципу наиболее тесной связи. Если лицо не менее пяти лет проживает на территории одного государства, но остается гражданином другого государства, предусматривается применение права государства гражданства. Индивид имеет право выбора предпочтительной правовой системы11.

Конвенция содержит правила о совместном завещательном распоряжении двух или более лиц. Форма совместного завещания подчиняется коллизионным правилам, установленным для обычного завещания. Вопрос о том, имеет ли лицо домицилий в данном государстве, решается по праву этого государства. Иностранное право не применяется, если такое применение противоречит публичному порядку соответствующего государства.

1.2.2 Материально-правовое регулирование

Основу международного регулирования наследственных отношений, юридически связанных с несколькими национальными правовыми системами, безусловно, составляют межгосударственные соглашения. Следует отметить, что универсальных международных соглашений в сфере международного наследственного права принято немного.

Согласно Конвенции о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений от 5 октября 1961 г., форма завещательного распоряжения считается действительной, если она соответствует:

• праву места совершения акта;

• праву того государства, гражданином которого был завещатель в момент составления завещания или смерти;

• закону страны, в которой наследодатель проживал в момент составления завещания или смерти;

• праву страны, где наследодатель имел постоянное место жительства в момент составления завещания или смерти.

Конвенция, предусматривающая единообразный закон о форме международного завещания от 26 октября 1973 г., включает Единообразный закон о форме международного завещания и устанавливает, что:

• государство вносит в свое законодательство правила составления международного завещания;

• договаривающиеся государства обязаны создать институт уполномоченных лиц, которые будут действовать в отношении международного завещания. За пределами государства функциями таких лиц облечены консульские и дипломатические представители.

Завещание должно быть собственноручно выполнено наследодателем и им подписано. Наследодателю вменяется в обязанность сделать заявление в присутствии двух свидетелей и уполномоченного лица. Если наследодатель не в состоянии подписать завещание, он оповещает об этом уполномоченное лицо (о чем делается запись в завещании) и указывает, кто подпишет завещание от его имени. Наследодатель руководствуется правом того государства, на территории которого действует уполномоченное лицо.

Конвенция относительно международного управления имуществом умерших лиц от 2 октября 1973 г. предусматривает создание международного сертификата, определяющего лиц, уполномоченных управлять движимым имуществом умершего. Сертификат, составленный в одном государстве-участнике, признается в других государствах участниках. Он составляется компетентным органом (судебной или административной инстанцией) государства места обычного проживания умершего в соответствии с его внутренним правом. Допускается применение права страны гражданства умершего. Для этого власти государства гражданства и государства проживания должны сделать совместное заявление. Закон гражданства применяется, если индивид проживал в стране, выдавшей ему сертификат, не менее пяти лет непосредственно до момента смерти.

Это интересно:  Общие правила о наследовании 2019 год

Международный сертификат позволяет собирать информацию о составе наследственной массы, выявлять объем имущества, определять оптимальные цены при продаже имущества для ликвидации долгов наследодателя. Конвенция 1973 г. предоставляет владельцу сертификата право предъявлять иски в стране места выдачи сертификата, заключать мировые соглашения, разделять и продавать имущество12.

Гаагская конвенция о праве, применимом к имуществу распоряжение которым осуществляется на началах доверительной собственности, и о его признании от 1 июля 1985 г., предусматривает, что лицу, передающему наследуемое имущество, рекомендуется самостоятельно избрать право и сформулировать мотивы своего выбора в специальном акте. Если выбор права не состоялся, то действуют предписания той правовой системы, с которой наследование доверительной собственности наиболее тесно связано. Наиболее тесная связь существует с законодательством страны, на территории которой действует доверительный собственник наследуемого имущества (группа собственников, объединенных в корпоративное образование), либо с законодательством государства, в пределах которого находится центр управления трастом или фондом.

Гаагская конвенция о праве, подлежащем применению к наследованию недвижимого имущества, от 1 августа 1989 г. устанавливает возможность выбора права по принципу наиболее тесной связи для регулирования отношений в сфере наследования недвижимого имущества. Оформление выбора права осуществляется посредством соответствующего заявления. Форма заявления и его содержание определяются законом страны места составления акта. Применение законодательства государства, с которым лицо (субъект правоотношения) имеет наиболее тесную связь, возможно, если право государства места составления акта не указывает, какими именно нормативными актами следует руководствоваться.

Недопустимо возникновение наследственных притязаний друг к другу у лиц, находящихся под юрисдикцией разных государств, если не ясна очередность, в которой осуществляется призыв к наследованию. Конвенция провозглашает взаимосвязь между правом государства, которому лицо хотело бы подчинить режим наследования недвижимого имущества, и объемом этого имущества.

Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. закрепляет принцип равенства в наследовании по закону и по завещанию граждан договаривающихся государств (принцип национального режима). Право недвижимого имущества подчиняется законодательству стороны, на территории которой находится имущество.

Споры, возникающие из наследственных отношений, рассматриваются:

• в учреждениях страны места нахождения недвижимости (в отношении недвижимого имущества);

• судами государства, на территории которого наследодатель имел место жительства в момент смерти (в отношении движимого имущества).

Коллизионные вопросы завещательной способности и формы завещания определяются по праву страны места жительства наследодателя в момент составления завещания. Завещание или акт его отмены не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если форма удовлетворяет требования права страны места составления завещания13.

2 Регулирование наследственных отношений с иностранным элементом в российском праве

Наличие иностранного элемента в наследственном правоотношении предопределяет будущее обращение к соответствующим международным нормам. Международные договоры Российской Федерации не содержат определения международного наследования. Поэтому во всех случаях для квалификации данного понятия необходимо опираться на национальное право, в частности, на правила, содержащиеся в ст. 1186 и ст. 1187 Гражданского кодекса РФ.

В соответствии с указанными статьями, право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц, либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, Гражданского кодекса, других законов и обычаев, признаваемых в Российской Федерации. Если невозможно определить право, подлежащее применению, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано.

Специфика наследования по завещанию в МЧП

Наследование по завещанию базируется на принципе свободы завещания, то есть на праве наследодателя завещать свое имущество любому лицу — физическому или юридическому, государству или муниципальному образованию.

Поскольку завещание является односторонней сделкой, оно считается совершенным, если наследодатель в надлежащей форме выразил свою последнюю волю. При этом завещание должно быть составлено письменно с указанием места и времени его составления, собственноручно подписано завещателем и нотариально удостоверено. Вместе с тем в реальной жизни не исключены ситуации, когда наследодатель бывает, лишен возможности нотариально удостоверить, а иногда и собственноручно подписать завещание. На эти случаи предусматривают формы завещания, приравненные к нотариально удостоверенным, а также порядок подписания завещания другим лицом.

Так, к нотариально удостоверенным завещаниям приравниваются завещания граждан, находящихся на излечении в больницах, в стационарных лечебно-профилактических учреждениях или санаториях; граждан, находящихся в плавании на морских судах или в разведывательных, арктических и других экспедициях, завещания военнослужащих и лиц, находящихся в местах лишения свободы. Завещания этих и некоторых других категорий граждан приравниваются к нотариально удостоверенным завещаниям, если они удостоверены соответственно главными врачами больниц, капитанами судов, начальниками экспедиций, командирами частей или соединений, начальниками мест лишения свободы и некоторыми другими должностными лицами.

Если завещатель в силу каких-либо физических недостатков, болезни или по другим причинам не может собственноручно подписать завещание, оно по его просьбе может быть подписано в присутствии нотариуса или другого должностного лица другим гражданином с указанием всех причин, в силу которых завещатель не смог подписать завещание собственноручно.

Таковы общие правила о форме завещания. К этому следует добавить, что завещатель вправе в любое время изменить или отменить сделанное им завещание, составить новое завещание. Он вправе также поручить исполнение завещания лицу, являющемуся или даже не являющемуся наследником по завещанию, указав его в завещании — такое лицо называется исполнителем завещания. Исполнитель должен дать свое согласие путем совершения надписи на самом завещании либо в заявлении, приложенном к завещанию.

При наследовании по завещанию важное практическое значение имеет также вопрос о праве на обязательную долю в наследстве. Из вышеуказанного принципа свободы завещания следует, что наследодатель может завещать свое имущество по своему личному усмотрению любому субъекту права. Более того, завещатель может в своем завещании лишить права наследования одного, нескольких или даже всех наследников по закону. Однако для того, чтобы не поставить в тяжелое материальное положение определенные категории лиц, которые были связаны с наследодателем при его жизни, законодательство Российской Федерации (и многих зарубежных стран) предусматривают право этих лиц на определенную долю наследства.

В каждом государстве свои требования к завещанию и свой порядок переход наследуемых прав и обязанностей. Особенно большие отличия наблюдаются в разных правовых системах.

Наследование по завещанию

Среди вопросов международного частного права в области наследования значительное место занимают вопросы, связанные с наследованием по завещанию. Их решению посвящен ряд специальных норм как национального законодательства, так и международных договоров. Объясняется это в конечном счете тем, что в основе этого вида наследования лежит сделка (см. п. 5 ст. 1118 ГК РФ). Само завещание – гражданско-правовая односторонняя сделка; сделками являются и акты его изменения и отмены. К тому же в законодательстве всех стран предъявляются особые требования к форме этих сделок. Поэтому на практике возникают вопросы дееспособности завещателя, последствий пороков воли, нарушения формы. Общие коллизионные принципы, рассчитанные прежде всего на двусторонние сделки (договоры), оказываются далеко не всегда пригодны по отношению к таким специфическим односторонним сделкам, какими являются завещания.

Это интересно:  Наследование сцепленное с полом болезни 2019 год

Российские коллизионные нормы, определяющие право, применимое к наследованию, включая наследование по завещанию, так же как и аналогичные нормы права многих других стран, являются императивными. Они не допускают выбор и указание в завещании иного права для наследования, чем то, которое предопределено коллизионными нормами закона. Иными словами, в международном частном праве России и ряда других стран принцип автономии воли не распространяется на волеизъявления по распоряжению имуществом на случай смерти, т.е. на завещания. Поэтому, например, с позиций российского права должно быть признано недействительным условие завещания о применении французского или германского права к наследованию дома в Подмосковье.

Но международное частное право ряда иностранных государств допускает, хотя и с ограничениями, определение самим завещателем права, подлежащего применению к наследственным отношениям, которые должны возникнуть после его смерти на основе завещания. При этом положения национального права, допускающие подчинение завещателем наследственных отношений праву иному, чем то, которое предусматривается коллизионной нормой, отличаются большим разнообразием.

Одной из специальных проблем международного частного права в области наследования является уже упоминавшийся вопрос о завещательной дееспособности, т.е. о признании гражданина с точки зрения закона способным составить, изменить или отменить завещание. Сложность этой проблемы связана с ее двойственностью: завещательная дееспособность есть одно из проявлений дееспособности физического лица и в этом качестве входит в содержание его личного статута, но в то же время относится только к сфере наследственных отношений и только в этой сфере проявляется и имеет практическое значение. Результатом такой двойственности является разный подход к решению данной проблемы как в национальном законодательстве, так и в международных договорах.

Действующее в России законодательство предусматривает, что способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества. определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания. « (п. 2 ст. 1224 ГК РФ). Очевидно, что эта норма корреспондирует основному коллизионному принципу, которым определяется право, применимое к наследованию (п. 1 ст. 1224; см. выше в параграфе 19.2), но может не совпасть с общим правилом, согласно которому дееспособность иностранца определяется его личным законом (ст. 1195 ГК РФ), каковым чаще всего будет право страны его гражданства (см. п. 1 ст. 1195). В результате может оказаться, что иностранец, не достигший совершеннолетия по праву своей страны, будет признан в России вполне дееспособным, но будет не вправе составить здесь завещание.

Норму о завещательной дееспособности, аналогичную приведенному правилу российского законодательства, содержит Минская конвенция 1993 г. (ст. 47). Однако ни один из двусторонних договоров России о правовой помощи, как со странами СНГ, гак и с другими государствами, не ставит способность завещателя составить, изменить или отменить завещание в зависимость от права страны его домицилия в момент составления завещания. Все эти договоры связывают завещательную дееспособность с законодательством государства, гражданином которого завещатель является в момент составления завещания или акта о его отмене («в момент волеизъявления», как сказано в некоторых договорах). При этом в некоторых из них наряду с этой нормой содержится и условие о предоставлении гражданам другого договаривающегося государства национального режима в отношении способности составлять и отменять завещание. Такое сочетание не вполне согласующихся между собой правил есть в договорах с Албанией (ст. 35 и 37), Болгарией (ст. 31 и 34), Венгрией (ст. 36 и 39), Вьетнамом (ст. 38 и 41), КНДР (ст. 35 и 38), Кубой (ст. 34 и 37) и Румынией (ст. 36 и 39).

В договорах России с названными государствами, а также в Договоре с Чехословакией (ст. 42) законом страны гражданства завещателя в момент составления завещания или его отмены определяются также «правовые последствия недостатков волеизъявления», т.е. совершения соответствующего завещательного акта с пороками воли. Это правило существенно отличается от общих коллизионных принципов, применимых к односторонним сделкам (см. ст. 1217 ГК РФ).

Требования к форме завещания, предъявляемые законодательством разных стран, различаются не только в деталях, но и (в ряде случаев) принципиально. Если в одних странах (как в России) имеют силу, как правило (за исключением завещаний в чрезвычайных обстоятельствах), лишь завещания, удостоверенные государственными органами или лицами, которых государство уполномочило выполнять эту функцию (публичные завещания) – см. ст. 1125, 1127 ГК РФ, то в других (преимущественно в странах, принадлежащих к англо-американской системе права) допускаются и так называемые частные завещания. По даже когда речь идет о завещаниях одного типа (например публичных), трудно найти хотя бы несколько государств, в которых требования к форме завещаний полностью совпадали. Все это делает проблему определения права, применимого к форме завещания, исключительно важной.

В действующем российском законодательстве «форма завещания» и «акта его отмены» определяется правом той же страны, по праву которой решается вопрос о завещательной дееспособности. Однако даже если форма завещательного распоряжения не соответствует праву страны, где завещатель имел постоянное место жительства в момент составления завещания или его отмены, завещание (как и распоряжение об отмене), форма которого соответствует праву страны, где оно составлено, или российскому праву, считается составленным в надлежащей форме (п. 2 ст. 1224 ГК РФ).

В Минской конвенции 1993 г. решение коллизионной проблемы относительно формы завещания и его отмены (ст. 47) очень близко к тому, которое содержится в ст. 1224 ГК РФ. Конвенция не делает каких-либо изъятий для формы завещания недвижимости: форма такого завещания и акта его отмены определяется правом страны домицилия завещателя в момент составления завещания.

Статья написана по материалам сайтов: student.zoomru.ru, studwood.ru, studme.org.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector