Законные наследники на трон 2019 год

Несмотря на то, что монархии в России нет почти 100 лет, монархисты продолжают ломать копья в спорах о том, кто имеет больше прав на российский престол.

Основным законом, устанавливающим очередность наследования трона, до сих пор остается «Акт о престолонаследии» императора Павла I. Акт тщательно расписывал кто, когда и при каких обстоятельствах имел право на престол.
Казалось, император учел все, даже пресечение рода по мужской линии и возможную бездетность потомков, но он не мог себе даже представить множество морганатических браков и то, что Романовы будут жениться на разведенных женщинах, вдовах, лютеранках и католичках, что было недопустимо.

Зато это учел Александр I, который постановил, что потомки лиц императорской фамилии, вступивших в морганатический брак, теряют право на престол.

И теперь из-за неравных браков почти все Романовы не имеют прямых прав на престол и могут занять его только в случае избрания их Земским Собором.
Кроме этого, статья 185 Основного закона Российской империи указывала, что член императорской семьи, который мог иметь права на престол, обязан был жениться только на православной. На право наследования имело влияние и «Апостольское правило Православной церкви».

Согласно византийской традиции, помазанье на царство хотя и не делало царя духовным иерархом, но ставило его в один ряд со священниками, а значит, цари не имели права дважды жениться, иметь наложниц, брать в жены вдов, разведенных, блудниц, рабынь и иметь брачные отношения с близкими родственницами.

Россию готовят к приходу царя на 400-летие Дома Романовых

Основными претендентами являются английские Виндзоры

Экс-дипломат Александр Баунов предложил радикально сменить форму правления в России: вернуться к самодержавию и посадить на российский престол британского принца Гарри. В России, понятное дело, предложение расценили как прикол. Зато британская The Daily Mail отнеслась к идее неожиданно серьезно, обильно процитировав замечания Баунова.

«Пусть (принц Гарри) принимает парады, наносит визиты, даёт обеды и выступает с новогодними поздравлениями… У нас не бывает королевских свадеб, и я в этом не вижу ничего хорошего. Вся наша придворная жизнь вращается вокруг депутатов с избыточным весом, бездарных певцов и бывших участников телевизионных реалити-шоу. При виде свадьбы (принца Уильяма и Кейт Миддлтон) и приготовлений к ней мне думается, что было бы хорошо восстановить у нас монархию», — пишет The Daily Mail.

Но предложение перестает казаться курьезным на фоне результатов недавнего опроса на сайте «Сноба»: оказывается, 39% россиян хотели бы жить в России с конституционной монархией (для сравнения, нынешний строй поддерживают 24%, а 12% хотели бы жить при коммунизме).

Кроме того, в 2013 году российская власть собирается пышно отметить 400-летие Дома Романовых. В политических кулуарах поговаривают, что эта дата может быть использована как повод для восстановления монархии в стране, пусть и в усечённом виде — во главе с царём с декоративными функциями (как в нынешних монархиях Европы).

Кто сейчас может реально претендовать на российский престол, рассказывает директор канцелярии Дома Романовых Александр Закатов.

В очереди на трон

«СП»: — Александр Николаевич, как в России определяется порядок престолонаследования?

— В России такой закон появился при императоре Павле I. Он написал его текст, когда еще был наследником престола, при жизни своей матери, императрицы Екатерины II. И потом, когда вступил на престол, в день своей коронации — 5 апреля 1797 года — закон обнародовал, и таким образом ввёл в действие.

«СП»: — В чем, в двух словах, суть закона?

— Закон основан на праве мужского первородства. Он не исключает женщин из престолонаследия, но предоставляет преимущественное право мужчинам. Лишь когда пресекается последняя мужская династическая линия, женщина может наследовать престол сама. Закон императора Павла удивительно чёток, краток и ясен. Он всегда указывает на одно-единственное лицо, которое является главой дома — императором или императрицей де-юре.

Сейчас в России нет монархии, но династия всегда возглавляется одним-единственным лицом, которое наследует все права и обязанности по закону Павла I. И если народ когда-то захочет восстановить монархию, тот только это лицо может вступить на престол. Любой другой вариант явится узурпацией.

«СП»: — То есть, существует очередь возможных наследников?

— Да, установленный порядок, согласно которому наследуется главенство в династии и — гипотетически — права на престол. Сейчас, в силу закона о престолонаследии, главой Императорского дома Романовых является великая княгиня Мария Владимировна. Ее наследник — сын, великий князь Георгий Михайлович. Это лица, из которых в настоящий момент состоит Российский Императорский дом. Все остальные родственники членов династии, которые эмигрировали из России и спаслись после революции, происходят от браков, не соответствующих законам династии. Поэтому к династии они не принадлежат, не могут ее возглавлять и обладать правами на престол.

Правда, есть целый ряд лиц, которые в настоящий момент не принадлежат к Российскому Императорскому дому, но имеют гипотетическое место в очереди российского престолонаследия. Точно так же, как великая княгиня Мария Владимировна и великий князь Георгий Михайлович, занимают свое место в порядке наследования престола Великобритании — в качестве прямых потомков королевы Виктории. Они, конечно, довольно далеко в этой очереди (появилось много родственников на протяжении поколений, прошедших после смерти Виктории). А, например, бабушка великой княгини Марии Владимировны — императрица в изгнании Виктория Федоровна — была одно время на восьмом месте в порядке британского престолонаследия, то есть, очень близко.

Этот ряд лиц появился потому, что многие представительницы Российского императорского дома выходили замуж за европейских принцев, иногда даже царствующих монархов. Они переезжали в страны, где были их мужья, у них было потомство. И вот это самое потомство по женской линии, в силу закона императора Павла I, находится в гипотетической очереди российского престолонаследия.

«СП»: — Как сейчас выглядит очередь?

— Есть строгий порядок. После ныне здравствующей главы императорской семьи, великой княгини Марии Владимировны, и великого князя Георгия Михайловича, престол будут наследовать потомки, который, даст Бог, будут у великого князя Георгия Михайловича.

Если же эта линия пресечется (например, не будет потомства), права на престол имеют, в первую очередь, потомки тети великой княгини Марии Владимировны — великой княгини Марии Кирилловны, принцессы Лейнингенской. У нее было достаточно много потомков, и эта династия продолжается.

После этого потомства, право на престол имеют потомки второй тети великой княгини Марии Владимировны — великой княгини Киры Кирилловны, которая была замужем за главой германского императорского дома принцем Луи Фердинандом. У них также было несколько детей, есть много внуков.

Затем идет потомство великой княгини Елены Владимировны — это сестра дедушки великой княгини Марии Владимировны, первого императора в Изгнании Кирилла Владимировича. Елена Владимировна вышла замуж за принца Николая Греческого, у неё было три дочери. Все они вступили в равнородные браки, у них есть потомство — в том числе, принц Майкл Кентский. Опять же, Майкл Кентский больше известен в России, но вообще-то герцогом (то есть, старшим в линии) является его старший брат Эдвард. Поэтому, если бы до этой линии дошла очередь в престолонаследии, преимущественное право имел бы не принц Майкл, а его старший брат.

«СП»: — А как вам кандидатура принца Гарри?

— Когда говорят, что принц Гарри мог бы наследовать российский престол, в этом есть доля истины: его дедушка, принц Филипп, является потомком великой княгини Ольги Константиновны, королевы Эллинов, дочери великого князя Константина Николаевича, внучки императора Николая I. Поэтому у принца Гарри есть кровь Романовых, и он может теоретически считаться в очереди на престолонаследие. Но для того, чтобы права на российский престол дошли до принца Гарри, необходимо, чтобы вымерла большая часть европейских династий — чего, надо надеяться, не произойдет.

Как Немцов подвёл Ельцына

Пик реставрационных настроений в Кремле пришёлся на 1997−1998 годы. Борис Ельцин, озабоченный поисками надёжного преемника, всерьёз задумался о реализации «Русского пакта Монклоа», то есть подписания, по образцу постфранкистской Испании, некоего договора о политическом примирении — на условии возвращения монархии. Неизвестно, каким образом Ельцин намеревался уговорить на такой шаг, например, коммунистов — но факт остаётся фактом: подготовка к «возвращению государя» вступила в практическую фазу. Тем более, что нашлись у проекта «Царь» и очень влиятельные лоббисты: во-первых, Борис Немцов, бывший тогда вице-премьером в «правительстве молодых реформаторов» и по умолчанию считавшийся преемником Ельцина, а во-вторых (а может быть и в-главных) всемогущий Управляющий делами президента Павел Бородин.

Сотрудник Управления делами президента, пожелавший сохранить инкогнито, рассказывает:

— Я лично держал в руках салфетку с вышитой царской монограммой; столовое бельё для торжественных приёмов будущего царя готовилось на совесть. Специальные комиссии отсматривали эскизы «коронационного» фарфора и столового серебра. Частично эта посуда до сих пор используется на кремлёвских приёмах — естественно, уже без монограммы, просто с орлом. У Пал Палыча Бородина в хозяйстве ничего не пропадало. Пригодилась, кстати, и парадная форма для Первой роты Кремлёвского полка, пошитая также специально к коронации. В киверах и колетах по образцу русской гвардейской пехоты 1912 года «кремлёвцы» щеголяют на различного рода церемониях до сих пор.

Да собственно, и сама реконструкция Большого Кремлёвского дворца была затеяна именно в расчёте на будущую коронацию. БКД — это ведь именно коронационный дворец, цари не жили в нём ни дня, а возложив на себя шапку Мономаха и приняв депутации от сословий в дворцовых залах, возвращались в Петербург. Вопрос о том, где жить новому царю, также вставал. В конце концов, остановились на усадьбе «Зубалово» на Рублёвке. Плюсов было два: во-первых, уже готовые системы коммуникаций ФСО (в «Зубалово» в своё время жили практически все советские вожди — от Дзержинского до Микояна; только Сталин не любил эту «дачу»: она слишком напоминала ему о Надежде Аллилуевой), а во-вторых, изолированность усадьбы: построивший её полусумасшедший нефтепромышленник Зубалов страдал манией преследования и воздвиг вокруг своего дома первый на Рублёвке каменный забор). Рассматривался, впрочем, вариант и замка Майендорф в Подушкино, на той же Рублёвке: сейчас именно там находится официальная резиденция президента Медведева.

Это интересно:  Могут ли наследники оспорить договор дарения 2019 год

«Кузен, не позорьте династию!»

Всё было готово, не хватало сущей малости — царя. Наш собеседник вспоминает, что имя будущего императора в документах не упоминалось, однако на всех вензелях отчётливо была видна буква «Г». Следовательно, имелось в виду поставить на престол Георгия Михайловича Романова-Гогенцоллерна, потомка ветви Кирилловичей, которому на тот момент едва сравнялся пятнадцатый год.

История семьи Кирилловичей на фоне трагической судьбы всего дома Романовых, выглядит каким-то фарсом, сценой из фильма «Корона Российской империи»: «Кузен, не позорьте династию!» Родоначальник семьи, великий князь Владимир Александрович, был третьим сыном Александра II, то есть на престол не рассчитывал и к нему не готовился. Именно этим объясняется та досадная оплошность, которую глава Кирилловичей допустил при женитьбе: его невеста, принцесса Мария Александра Мекленбург-Шверинская, хотя и взяла при вступлении в брак русское имя Мария Павловна, но в православие не перешла, оставшись лютеранкой. Это дало право будущим противникам их сына Кирилла заявлять, что тот не имеет права не только на русский престол, но и вообще на звание русского.

Однако до поры Кирилловичи ни на что и не претендовали. Старший брат Владимира, царь Александр III был здоров и бодр, у него подрастали сыновья — Николай, Георгий и Михаил; боковым ветвям династии рассчитывать было не на что. Всё изменилось, когда умер Александр III, а жена Николая II, Алиса Гессенская, так и не смогла родить здорового наследника. На долголетие царевича Алексея никто не рассчитывал; Кирилловичи зашевелились. Великую княгиню Марию Павловну срочно, задним числом, перекрестили в православие — но всё испортил Кирилл Владимирович, которого семья прочила в наследники. В 1905 году великий князь женился на принцессе Виктории-Мелитте Саксен-Кобург-Гота, неправославной и, хуже того, разведённой. Николай II и, в особенности, императрица Александра Фёдоровна, давно и настороженно следившие за манёврами Кирилловичей, немедленно воспользовались моментом: Кирилл Владимирович и всё его потомство были законодательно, именным императорским указом лишены всех прав членов императорской фамилии, включая (и это оговаривалось особо) права на наследование престола.

Понятны теперь причины, по которым Кирилл Владимирович в феврале 1917 щеголял по Петрограду с красным бантиком, на что ему потом пеняли в эмиграции монархисты. Он очевидным образом рассчитывал, что Учредительное собрание, в пользу которого отрёкся, вслед за Николаем II, великий князь Михаил, призовёт на престол именно его, как ближайшего наследника и, к тому же, жертву николаевского произвола. Однако революция пошла немного не так и не туда, куда хотелось Кириллу и Кирилловичам. Из России пришлось бежать. В 1924 году, находясь в Кобурге у родственников жены, Кирилл Владимирович неожиданно провозгласил себя Императором Всероссийским Кириллом I, чем внёс окончательный раскол в и без того перессорившуюся между собой русскую эмиграцию. Конфликт между «кирилловцами» и их противниками длится до сих пор — и, надо сказать, Кирилловичи не устают подогревать его всё новыми скандалами.

Сын Кирилла, Владимир, воздержался от того, чтобы провозгласить себя императором после смерти отца в 1938 году, ограничившись званием «главы Российского императорского дома». Однако женился великий князь Владимир Кириллович в строгом соответствии с семейной традицией — то есть со скандалом на всю династию. Избранницей великого князя стала Леонида Георгиевна Багратион-Мухранская, дочь самозванца Георгия Ираклиевича Багратиона, провозгласившего себя в эмиграции претендентом на грузинский престол. Хуже того, Леонида Георгиевна на момент венчания с Владимиром Кирилловичем находилась в разводе с американцем (неправославным!) Самнером Муром Кёрби и имела от этого брака дочь. На каком основании дочь Владимира Кирилловича и Леониды Кёрби получила титул великой княгини Марии Владимировны, нам неизвестно.

В 1976 году Мария Владимировна вышла замуж за Франца-Вильгельма Гогенцоллерна, принца Прусского. Их сын, вопреки правилам обоих, российского и германского, императорских домов, получил фамилию матери и официально называется сегодня Георгием Михайловичем Романовым и «наследником российского престола».

«Говорят, царь — не настоящий!»

Успех столь сомнительной династии, как Кирилловичи, в России в начале-середине девяностых можно объяснить разве что незаурядными актёрскими и пиаровскими способностями Марии Владимировны и, в меньшей степени, Владимира Кирилловича — да пожалуй ещё общей востребованностью «монархической идеи» (весьма примитивно, впрочем, понимаемой) в постперестроечной России. Как бы то ни было, факт остаётся фактом: промо-туры «главы императорского дома» и «наследника российского престола» по стране транслировали ведущие телеканалы, а сами Кирилловичи стали желанными гостями на всех телевизионных шоу — невзирая даже на отчётливо семитский тип внешности как самого «наследника», так и его матушки, способный, вроде бы, отпугнуть националистически настроенную аудиторию.

Кирилловичи проиграли потому, что поставили не на ту лошадь. С некоторых пор «главы императорского дома» стали слишком отчётливо ассоциироваться с Борисом Немцовым, который лоббировал их как и всё, что этот политик делал в жизни — то есть грубо, неумело и по-дилетантски. И когда звезда Немцова, как и всех «младореформаторов», стала стремительно закатываться после кризиса 1998 года, противники вчера ещё всемогущего вице-премьера нашли возможность подложить Борису Ельцину на стол экспертные заключения историков Московского и Санкт-Петербургского университета, из которых явствовало, что Кирилловичи прав на престол не имеют и вообще являются по сути своей самозванцами.

Борис Николаевич Ельцин очень не любил, когда его пытались обмануть. По кремлёвским коридорам ещё долго ходили слухи о выволочке, которую устроил президент Павлу Бородину. Всемогущего управделами от позорной отставки спасло только клятвенное уверение в том, что он и сам стал жертвой обмана. В Борисе же Немцове Ельцин после «царской истории» окончательно разочаровался и вскоре отправил несостоявшегося преемника в политическое небытие.

Финалом несостоявшейся реставрации стала церемония захоронения останков Николая II и членов его семьи в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга в июне 1998 года. Первоначально этой церемонии предполагалось придать символическое значение: за гробом последнего царя должен был идти наследник, призванный на престол всеми политическими силами России. Однако разрыв с Кирилловичами заставил изменить сценарий: опытная интриганка Мария Владимировна, понимая, что песенка её спета и не дожидаясь позорного отказа от приглашения на церемонию, отказалась сама, заодно уж отказавшись признавать погребённых своими родственниками (последнее, как мы видели выше, имеет под собой некоторые основания). Всем же остальным Романовым, получившим приглашение в Петербург, было недвусмысленно предложено не беспокоиться: монархия в России уничтожена, похоронена и больше не возродится. Надвигался августовский кризис, перед Россией и перед Борисом Ельциным вставали более злободневные задачи.

Английские короли во главе России

В среде же православных и значительной части русских монархистов превалирует идея о приглашении на российский престол кого-то из английской королевской семьи. Чаще всего называют имена принца Чарльза и Майкла Кентского.

Напомним, отец Чарльза герцог Филипп родился и некоторое время жил в Греции. Его отцом был греческий принц Андрей, а бабкой — Ольга Константиновна, великая княжна из дома Романовых. Кстати, муж королевы Англии Елизаветы герцог Филипп — православный по вероисповеданию. В Англии в последнее время часто говорят, что и сам Чарльз тайно принял православие. Наверное, после этого его правильнее называть на русский лад «Чарльз Филиппович» (фамилий официально Виндзоры не имеют; даже их паспорта — бесфамильные).

Во всяком случае, в православном мире (а этот мир, напомним, кроме России составляют Греция, Болгария, Украина, Румыния, Сербия, ) принц Чарльз воспринимается как их главный опекун, нечто на уровне «гражданского вселенского Патриарха».

В последние годы принц Чарльз неоднократно посещал Афон — единственную православную республику в мире, состоящую только из монахов. Чарльз и его отец герцог Эдинбургский Филипп являются членами американо-британского общества «Друзья горы Афон», которое финансирует реставрацию монастырей.

Интерес к Православию возник у Чарльза Филипповича с 1996 года, и он стал дважды в год посещать Святую гору, постоянно останавливаясь в Ватопедском монастыре, иногда более чем на месяц. Принц Уэльский открыл на территории монастыря Ватопед отреставрированную церковь св. Евдокима. Средства на это были предоставлены обществом «Друзья горы Афон», шефом и одним из спонсоров которого он является.

Во время посещений Афона Чарльз живет в крошечной келье и встаёт в 5 часов на молитву вместе с монахами. В свободное от молитвы и трудов время пишет картины. Некоторые из них были проданы на лондонском аукционе, а вырученные от их продажи деньги принц Чарльз передал в Ватопед. Как отмечает окружение принца, «краткий уход от мирских дел и напряженная духовная работа самым положительным образом влияют на принца Чарльза».

Сейчас Чарльз ещё взял под опеку православные святыни в Боснии и Косово.

Как уже говорилось выше, особенное благоговение перед английской королевской семьёй испытывает православный истеблишмент России. Православные люди примерно так восторгаются принцем Чарльзом: «Среди прочих гостей на его свадьбе была и меццо-сопрано из России — солистка Мариинского театра, патроном которого является принц Чарльз. По просьбе Чарльза Екатерина Семенчук исполнила полюбившийся принцу отрывок русского православного «Символа веры».

А монахи так: «Как-то один монах из этого монастыря мне рассказал такую историю. У него послушание — ухаживать за одним храмом, я ему помогал. Мы пришли туда, все убрали, поставили свечки и он говорит:

— Ты знаешь, что этот храм построил английский принц Чарльз?

— А что здесь делал принц Чарльз?

— Принц Чарльз — православный человек.

— Как такое может быть?

— Ты вспомни, кто был родной внучкой английской королевы Виктории? Это же императрица Александра Федоровна, святая страстотерпица. Не случайно, что святые страстотерпцы предстоят Богу, и молятся о своих родных, по их молитвам неслучайно все происходит.

Я удивился, потому что в силу религиозного устройства Англии, принц Чарльз должен быть частью англиканской церкви, и дивно, что он молится на Афоне по-православному. У него есть своя келья не только в Ватопеде, но и в сербском монастыре Хиландаре. Недавно, после пожара в Хиландаре, принц Чарльз пожертвовал весьма солидную сумму на восстановление. Представляю, какие противоречивые чувства разрывают этого человека, и в этом смысле он мне сразу стал симпатичен.

Второй претендент на российский престол — принц Майкл Кентский. Особенная активность вокруг его фигуры проявлялась в 2005−06 годах, когда остро стоял вопрос о «престолонаследии» после ухода Владимира Путина с президентского поста. На какое-то время этот «проект» утих, но сегодня снова возродился — в преддверии 400-летия Дома Романовых, который будет отмечаться в 2013 году.

Это интересно:  Очередь наследников по закону схема 2019 год

Принц Майкл Кентский (его предполагалось называть «царь Михаил») является внучатым племянником последнего российского императора Николая II и двоюродным братом ныне правящей британской королевы Елизаветы II, а также крестным сыном президента США Франклина Рузвельта и возглавляет крупнейшую масонскую ложу Великобритании. Он возглавляет Российско-Британскую торговую палату. По армейской специальности принц военный переводчик с русского языка, служил в Штабе военной разведки (DIS), то есть изначально готовился к работе на восточном направлении. В России его высочество активно занимается благотворительностью.

Бывший работник спецслужб, английский писатель Фредерик Форсайт даже написал роман «Икона» где агенты ЦРУ и английской СИС в результате активных мероприятий в РФ реализуют проект колониальный монархии и делают главой Российского государства Майкла Кентского («царя Михаила»). В 2005 году книга была экранизирована в США.

Вот как описывается в книге референдум по изменению конституционного строя России и назначения в стране английского царя:

«Иностранные обозреватели долго придерживались мнения, что после семидесяти лет коммунистической индустриализации русские в основном стали городскими жителями. Это было ошибочным убеждением. Более 50% россиян все ещё жили в основном тихо и незаметно в маленьких городах и деревнях в сельской местности, раскинувшейся от Белоруссии до Владивостока, занимая десять тысяч километров в длину и охватывая девять часовых поясов.

И на этой земле существовало 100 тысяч церковных приходов, входящих в сотню епархий православной церкви, и каждый имел свою большую или маленькую, с луковкой-куполом, приходскую церковь.

И в эти церкви морозным утром в воскресенье, 16 января, устремились 70% русских людей, а с амвона приходский священник читал письмо патриарха. Ставшее позднее известным как «Великая энциклика», это письмо было самым ярким и впечатляющим посланием Алексия II. Оно было одобрено закрытым совещанием митрополитов на предыдущей неделе; хотя голосование и не было единогласным, но зато убедительным.

После утренней службы русские отправились на избирательные участки. Из-за огромных расстояний и отсутствия электронной техники в сельских районах на подсчёт голосов ушло два дня. Из действительных бюллетеней 60% были «за» нового царя, 35% — «против».

20 февраля исполняющий обязанности президента и ГосДума направили предложение принцу, проживающему вне России, принять титул и обязанности, в рамках конституционной монархии, царя Всея Руси.

Через десять дней российский авиалайнер после долгого полёта приземлился в аэропорту Внуково. Перед зданием аэропорта ожидала большая делегация во главе с Марковым, в неё входили спикер Думы, лидеры всех крупных партий, начальники штабов и патриарх Алексий II.

Из самолёта вышел призванный Думой принц английского дома Виндзоров».

Кто законный Наследник Российского престола?

Ответ на этот вопрос дают Основные Законы Российской Империи.

Уважаемая редакция!
Успешно продолжается распространение труда Г.М. Некрасова «Россия, Монархия, Престол». Рассылаем главным образом по Епархиям. Газета «Радонеж» поместила полностью текст появившийся вчера на сайте «Единого Отечества». Просим и вас опубликовать этот труд. Будем настойчиво продолжать эту работу.
С наилучшими пожеланиями,
Димитрий Николаевич Вуич,
редактор журнала «Предтеченский Листок»,
Канберра, Австралия.

Россия с незапамятных времен была монархией, а со времени Крещения Руси — Православной монархией, за исключением двух периодов: Смутного Времени и Советского Ига. Поэтому неудивительно, что и в наши дни, в постсоветскую эпоху, когда Россия опять стоит на перепутье, подымается вопрос о возможном восстановлении монархии.
Монархию можно рассматривать с чисто практической точки зрения. «Монархия, — это хлеб моей родины», — как написал с предельной степенью лаконичности известный монархический мыслитель И.Л. Солоневич. Можно указывать, как указывают политолог И.Н. Андрушкевич, а также и Солоневич, что большим преимуществом наследственной монархии является стабильность и отсутствие борьбы за власть и за престол.
Русская монархия уже свыше 1000 лет была Православной монархией. Эта зависимость от Православия была особо подчеркнута Московским Собором в 1613 году.
«Заповедано, чтобы Избранник Божий, Царь Михаил Феодорович Романов, был Родоначальником Правителей из рода в род, с ответственностью в своих делах перед единым Небесным Царем(…)
Кто убо не похощет послушати сего соборного уложения, и начнет глаголати ино, то таковой (…) по священным правилам Святых Апостол и Вселенских седьми соборов (…) всего извержен будет, и от Церкви Божия отлучен, и Святых Таин Христовых приобщения, яко раскольник Церкви Божией и всего Православного христианства, мятежник и разоритель Закону Божиего, отвержен (…)
А кто же пойдет против сего соборного постановления, царь ли, патриарх ли, или всяк человек, да проклянется такой в сем веке и в будущем, отлучен бо будет от Святыя Троицы…»
(Митрополит Иоанн Санкт-Петербургский, «Русь Соборная», «Наш Современник» N 9, 1994 г.)
От этой клятвы уйти невозможно.

Вторым важным устоем русской монархии стали Основные Законы Императора Павла I, точно указывающие, кто именно является законным наследником Михаила Феодоровича на престоле.
И вот именно теперь, когда Россия вновь стоит на перепутье, пришло время обратиться к этим двум столпам Русской государственности. И тут становится очевидным, что в виду вероятности созыва Земского Собора поднявшейся и одновременно поднявшейся шумихи по поводу возможного престолонаследия, необходимо ответить сразу на два вопроса, а именно: «что?» и «кто?» Первый: «Что является сутью Основных Законов?», и второй: «Кто является носителем преемства согласно этим законам?».
Знакомясь с Основными Законами, заметно, что они написаны чисто юридическим языком, что вполне естественно, так как в то время верхи общества, развращенные вольтерьянством и моральной распущенностью при Дворе Екатерины, иного бы и не приняли. И все же, внимательно изучая этот документ, нельзя не прийти к выводу, что это не только, а может быть даже и не столько важный юридический документ, но, в первую очередь, это документ огромного духовного значения. Недаром Император Павел I, человек глубоко верующий, огласил его «Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа» в соборе.
Этим Законами Он положил преграду всякому людскому произволу в вопросе о престолонаследии, введенному Петром I и внесшему столько смут и дворцовых переворотов в «век императриц». С этого момента вступил в силу принцип, который лет тридцать спустя Святитель Филарет, Митрополит Московский (Дроздов) определил как «Богоизбранничество через первородство».
Иными словами, Россия может иметь только того монарха, которого ей дает Бог, путем первородства. Если учесть, что Император Павел I обязал всех членов Династии, включая Императоров, приносить присягу на верность основным Законам, то становится ясным, что этот принцип также был установлен на все времена. Император Александр I дополнил Основные Законы непременным требованием равнородных браков для соблюдения престолонаследства. При нем же Основные Законы были кодифицированы. Впоследствии к ним добавлялись пояснения и уточнения, но сам принцип их оставался неизменным — и неизменяемым.
Принцип Богоизбранничества через первородство не смог быть нарушен даже тогда, когда сын Павла I, Александр, согласившись на насильственное устранение своего отца, совершил страшное клятвопреступление, вовлекшее его в грех, пусть даже невольный, отцеубийства и цареубийства. Его право на престол осталось неоспоримым. О его личном покаянии мы можем только гадать, заметим, однако и запомним, что Бог потомства ему не дал.
Уже в начале ХХ столетия принцип Основных Законов подвергся испытанию, когда Великий Князь Кирилл Владимирович вопреки воли Государя женился на разведенной принцессе, которая первым браком была замужем была за братом Государыни Александры Феодоровны. Император Николай II сначала лишил Кирилла Владимировича и его потомство права наследия престола, однако же, вскоре — речь об этом пойдет позже — восстановил Кирилла Владимировича во всех его правах. Из письма Государя к Императрице-Матери Марии Феодоровне видно, что он сам чувствовал неправильность своего первоначального решения и, что с окончательным решением у него «гора с плеч спала» (А. Закатов «Император Кирилл I в февральские дни» Москва, 1994).
Это окончательное решение Государя Николая II имело еще и то значение, что в корне отрицало всякое право земных властей, (даже власти Императора!) распоряжаться порядком престолонаследия. Написанное юридическим языком, оно опять же имело духовное значение.
Заметим еще, что Основные Законы предписывают строгий порядок на все случаи, включая переход наследия по женской линии и даже продолжение династии через иностранную династию, при непременном условии, что иностранный принц, наиболее близкий потомок Романовых, примет Св. Православие вместе со своим наследником. Эти же законы не допускают никаких корректировок, основанных на симпатиях либо любых иных соображениях.
Из всего вышесказанного можно сделать несколько важных выводов и заключений:
Первое: Россия поклялась быть монархией с потомком Михаила Феодоровича на престоле.
Второе: Россия не может иметь иного монарха, кроме того, которого дает ей Бог через первородство.
Третье: Никакая земная власть не вправе вносить свои «поправки» в порядок престолонаследия.
Четвертое: Любые попытки вносит такие «поправки» оказываются ничем иным, как противлением воле Божией.
Это даже страшно писать, но уйти от этого невозможно. Вот теперь, с этой точки зрения и следует рассматривать второй вопрос: «кто?».

На снимках: Великая Княгиня Мария Владимировна с кавалерами ордена Святителя Николая; Великий князь Кирилл Владимирович, 1906 г.

Окончание см.

Кто наследник русского престола? Точный ответ найден

Общественные дебаты на эту тему без привлечения историков бессмысленны

На страницах многих СМИ, в блогах и соцсетях идут яростные споры вокруг оценки революционных событий 1917 года. Разумеется, портал KM.RU не остался в стороне, и мы уже опубликовали целый ряд историко-политических статей по данному вопросу.

Наши материалы неизменно вызывали шквал комментариев у наших читателей, и среди них постоянно встречались следующие рассуждения: «Что было, то прошло, и сейчас в принципе не существует легитимного наследника престола».

К этому неизменно добавляют, что Николай II добровольно (!) отказался от руководства страной, и в дальнейшем все попытки восстановить преемственность были фарсом. Чтобы разобраться в вопросе, мы обратились к экспертам-историкам за разъяснениями.

— Манифест об отречении от престола императора Николая II был опубликован в газетах обеих столиц в марте 1917 года. В нем говорилось об отречении императора в пользу брата императора — великого князя Михаила Александровича. О данном манифесте и заговоре с целью свержения монархии в настоящее время есть достаточно много работ историков, которые обоснованно ставят под сомнение подлинность самого манифеста, написанного на телеграфном бланке и подписанного карандашом, и его юридическую действительность, когда император отрекся и за себя, и за своего сына цесаревича Алексея Николаевича.

Это интересно:  Наследники первой очереди после смерти сестры 2019 год

Не делая акцента на деталях произошедшего, для сегодняшнего дня важен тот факт, что манифест не достиг конечной цели, поставленной заговорщиками.

По их замыслу, все члены императорской фамилии, подписав добровольное отречение от Всероссийского императорского престола, должны были тем самым прекратить действие клятвы, принесенной всенародно на Земском и Поместном Соборе 1613 года. Согласно плану заговорщиков, легализацию перехода от монархической формы правления к республиканской необходимо было сделать через отречения членов династии Романовых и проведение Учредительного собрания.

Отметим, что великий князь Михаил Александрович под давлением подписал документ (вырванный под угрозой жизни 3 марта 1917 г. Керенским и Ко) о том, что он воспримет власть только по решению Учредительного Собрания. О законности такого решения и отсутствии такого механизма согласно Основным государственным законам Российской Империи в условиях силового захвата власти тогда особо не беспокоились.

Следующим в престолонаследии был великий князь Кирилл Владимирович, к которому также явились с требованием подписать соответствующий документ, но смогли лишь получить записку о присоединении к мнению Михаила Александровича, после чего Кириллу Владимировичу удалось избежать дальнейшего давления, покинув Санкт-Петербург (Петроград).

Документом эту записку трудно назвать, так как отсутствует адресат (лицо или организация), кому этот текст направляется. Это ставит под сомнение юридическую состоятельность ее содержания.

Полный текст записки такой:

«Относительно прав наших и в частности и моего на Престолонаследие, я, горячо любя свою Родину, всецело присоединяюсь к тем мыслям, которые выражены в акте отказа Великого Князя Михаила Александровича. Великий Князь Кирилл Владимирович».

Из него можно сделать вывод, что речь идет не об отречении от престола, а лишь о желании для всеобщего блага выяснить мнение народа, которое должно было быть оглашено на Учредительном Собрании. После роспуска Учредительного Собрания (5 января 1918 г.) и убийства всех более старших по первородству членов династии Романовых у великого князя Кирилла Владимировича не было никаких препятствий для занятия императорского престола.

Утверждения, что Кирилл Владимирович, женившись без должного одобрения, был лишён всех прав императором Николаем II, не имеют оснований. Равно как отсутствует официальный документ (высочайший указ или манифест) о лишении кузена императора прав на престол империи. Напротив, этот вопрос был разрешен именным императорским Указом 15 июля 1907 года. В нем император недвусмысленно признавал супругу Кирилла великой княгиней Викторией Фёдоровной, а старшую дочь княжной императорской крови, без каких-либо оговорок относительно её прав на престолонаследие.

К тому же в официальном Придворном календаре за 1916 год на странице 40 значится: «Его Императорское Высочество Великий Князь Кирилл Владимирович, родился в 1876 году, 30 сентября». Данная запись свидетельствовала о том, что императорский престол по мужской линии должен был наследоваться великим князем Кириллом Владимировичем после цесаревича Алексея Николаевича и великого князя Михаила Александровича в третьей очереди престолонаследия. Никаких «князей Кирилловских», о которых говорят противники великого князя Кирилла, де-юре и де-факто никогда в истории дома Романовых не существовало.

26 июля/8 августа 1922 г великий князь Кирилл Владимирович принял на себя бремя блюстителя всероссийского императорского престола, а 31 августа/13 сентября 1924 года совершенно законно принял титул Императора Всероссийского. Любые частные мнения о поддержке или не поддержке этих действий, в том числе мнение вдовствующей императрицы Марии Федоровны, не имеют юридического значения, ибо Кирилл Владимирович действовал в рамках Основных государственных законов Российской Империи, что имеет безусловный приоритет.

Попытки дискредитировать великого князя Кирилла Владимировича как законного престолонаследника привели к появлению исторической фальшивки — истории о Гвардейском экипаже, который во время Февральской революции 1 марта 1917 года явился во главе с великим князем Кириллом Владимировичем в Государственную Думу якобы с красным бантом на мундире, символизирующим поддержку февральского переворота.

Этот выдуманный факт представляется как свидетельство соучастия в государственной измене. Данная фальшивка сфабрикована на основании «воспоминаний» одного из организаторов переворота, председателя Государственной Думы Михаила Родзянко, что, собственно, и закрывает вопрос.

Далее. Вступив на Всероссийский императорский престол, великий князь Кирилл Владимирович пресек саму возможность в будущем опереться на документы, составленные заговорщиками в 1917 году, и повторно созвать новое Учредительное Собрание с повесткой дня о государственном устроении России. Таким образом, династия Романовых продолжила свое монаршее служение.

После смерти Его Императорского Величества Государя Императора Кирилла Владимировича в 1938 году его сын великий князь Владимир Кириллович законно унаследовал всероссийский императорский престол. Однако после смерти в 1992 году великого князя Владимира Кирилловича в российском престолонаследии действительно возникла правовая коллизия, обусловленная наличием двух подписанных им документов.

В 1946 году был подписан Акт о признании царственного достоинства дома Багратидов и о признании старшинства в этом доме за князем Георгием Александровичем Багратион-Мухранским, на дочери которого в 1948 г. женился сам Владимир Кириллович. Затем в 1969 году был подписан Акт, предусматривающий за дочерью Владимира Кирилловича Марией Владимировной блюстительство императорского престола.

Великий князь Владимир Кириллович знал, что его брак с урождённой княжной Леонидой Георгиевной Багратион-Мухранской многие считали неравнородным (морганатическим), и не без оснований опасался, что в случае его смерти все права на престол могут перейти в род его старшей сестры великой княгини Марии Кирилловны, княгини Лейнингенской или перейти к князю императорской крови Василию Александровичу (внуку Императора Александра III по материнской линии).

Поэтому после смерти князя Василия Александровича в 1989 году Акт 1969 года не был отменен, что позволило Марии Владимировне, по кончине отца в 1992 году, выполняя его волю как главы императорского дома, заявить в своём пасхальном обращении следующее:

«Настоящим заявляю, что в полном соответствии с волей Моего Отца и в глубоком осознании лежащего на Мне священного долга, Я преемственно воспринимаю, по дошедшему до Меня наследственному верховному праву Главы Российского Императорского Дома, все права и обязанности, принадлежащие Мне в силу Основных Законов Российской Империи и Учреждения о Императорской Фамилии. …Я торжественно заявляю, что буду это делать не только из стремления занять праотцовский Престол, но следуя руководившему Мною всегда чувству ответственности перед Богом и Моим народом».

Из данного текста пасхального обращения следует, что Мария Владимировна, выполняя волю отца, становится главой императорского дома без возвещения манифестом о восхождении на императорский престол.

К 1992 году в России не так много было информации и профессиональных публикаций по вопросам престолонаследия. Только что произошло разделение СССР, шла активная борьба за власть, начинали формироваться различные политические организации, имеющие мировоззрение, отличное от коммунистического. Информация о состоянии императорского дома больше поступала из-за рубежа, и черпалась она преимущественно от окружения Марии Владимировны.

А надо еще сказать, что в 1992 году уже не было в живых никого из членов династии Романовых мужского пола, рожденных до 1917 года. Уже не было и старших сестер Владимира Кирилловича – Марии Кирилловны и Киры Кирилловны (по странному стечению обстоятельств они обе умерли от сердечного приступа, гостя у своего брата).

Тогда, в 1992 году, многие люди, придерживающиеся монархических взглядов, восприняли Марию Владимировну как наследницу императорского всероссийского престола. Это мнение было подкреплено множеством брошюр серии «Императорский штандарт» и генеалогических исследований С.В.Думина, в которых подтверждалось её право как наследницы российского престола и статус рода Багратион-Мухранскх — как владетельного дома Грузии.

Такое положение дел сохранялось до 2013 года, когда вышли новые работы, посвященные проблемам российского престолонаследия. Так вот, пасхальное обращение 1992 года, в котором извещалось о восприятии Марией Владимировной титула Главы Императорского Дома, трудно приравнять к Высочайшему Манифесту о восшествии на всероссийский императорский престол (согласно статьи 54 ОГЗРИ). При вступлении на Престол должно было также приниматься обязательство хранить законы о наследовании императорского престола в неизменности (статья 39 ОГЗРИ), но и этого не было сделано.

Значит, Марией Владимировной унаследован императорский дом, а никак не престол. В любом случае, начиная с 2013 года, вышла серия интервью, в которых Мария Владимировна и ее сын Георгий Михайлович многократно продекларировали свой отказ от политических и имущественных претензий. Они подчеркивали стремление только сохранить за собой статус потомков дома Романовых, готовых заниматься благотворительной деятельностью и участвовать в историко-культурных мероприятиях в государствах, образованных на пространстве бывшей Российской Империи.

Итак, зафиксируем, что потомство великого князя Владимира Кирилловича не обладало правом на наследование престола де-юре, а после 2013 года утратило его и де-факто. Это означает, что в соответствии со статьей 30 и 35 Свода Законов Российской Империи, право на императорский всероссийский престол переходит в следующую линию.

1 июня 2013 года принц Карл-Эмих Лейнингенский перешёл в святое православие, приняв имя Николай (точнее, утвердив одно из своих прирождённых имён, т.к. до перехода в православие он именовался Карл-Эмих-Николаус-Фридрих-Герман) и отчество Кириллович (его отца звали Эмих-Кирилл-Фердинанд). Одновременно с этим он унаследовал титул князя императорской крови как правнук императора Кирилла Владимировича и тем самым обрёл неоспоримые права на престол Российской Империи, выполнив требования, изложенные в статье 35 Основных государственных законов Российской Империи.

Таким образом, в наше время существует легитимный наследник российского императорского престола — князь Николай Кириллович, принц Лейнингенский (де-юре император Николай III).

Это третий прецедент, когда иностранный принц становится правопреемником престола России. Первые два были в XVIII веке, в 1740 г. Принц Иоанн Брауншвейг-Люнебургский стал императором Иоанном III (VI) Антоновичем, а через два года, в 1742 г., наследником престола России стал принц Карл-Петер-Ульрих Гольштейн-Готторпский, будущий Император Пётр III Фёдорович. Первый из них по крови принадлежал к дому Вельфов, второй к Ольденбургскому дому.

Автор: Глава фонда «Имперское наследие», историк Евгений Алексеев

Статья написана по материалам сайтов: svpressa.ru, xn--80aaaabhgr4cps3ajao.xn--p1ai, www.km.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий