+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Наследник екатерины великой 2019 год

ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ — ЖЕНА ПЕТРА ТРЕТЬЕГО, КОТОРОГО ОНА ПРИКАЗАЛА ЗАДУШИТЬ. ЗАХВАТИВ ТРОН, ОНА СВОЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ЗАСЛУЖИЛА ЗВАНИЕ ВЕЛИКОЙ ИМПЕРАТРИЦЫ.

ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ — ВЕЛИКАЯ.

День рождения: 21.04.1729 года
Место рождения: Штеттине (Прусская Померания), Россия
Дата смерти: 11.06.1796 года
Место смерти: Санкт-Петербург, Россия
Гражданство: Россия

Оставьте комментарий о Екатерина II Стать фаном Екатерина II Написать сообщение Екатерина II Посмотреть все сообщения Екатерина II Фаны Екатерина II Сообщить о проблеме на странице Екатерина II Человека года Екатерина II Пришлите фотографии Екатерина II Пришлите ваш материал о Екатерина II
‘Звездные часы императриц’

«Счастье не так слепо, как обыкновенно думают. Часто оно есть ни что иное, как следствие верных и твердых мер, не замеченных толпою. Еще чаще оно бывает результатом личных качеств, характера и поведения». Екатерина II «Записки»

Автор: И. Н. Шорникова

Урожденная Софья-Августа-Фредерика, принцесса, герцогиня Ангельт-Цербстская

Отец: Христиан-Август, князь Ангальт-Цербстский

Мать: Иоганна-Елизавета, герцогиня Голштейн-Готторпская

Муж: Карл-Петр-Ульрих, герцог Голштейн-Готторпский, император Петр III

Дети: Павел Петрович Романов, император Павел I (род. 1754)

Анна — умерла, не достигнув двух лет (род. 1758)

Алексей, отцом которого являлся граф Григорий Орлов и которому была дана фамилия Бобринского (род. 1762)

Родословная восходит к Христиану I — королю Дании, Норвегии и Швеции, первому герцогу Шлезвиг-Голштейнскому. Родной дядя (по материнской линии) Адольф-Фридрих был королем Швеции. Потомки его и сейчас занимают шведский престол.

Ни мать, ни отец не замечали в своей старшей дочери ни особых достоинств, ни большого ума, потому что она их не демонстрировала. В семье ее звали Фике.

Первая встреча с будущим супругом (троюродным братом) произошла в замке епископа Любекского, где принцесса услышала первые нелестные отзывы о нем. Тетушки говорили, что этот одиннадцатилетний мальчик упрям и вспыльчив» и «уже напивается с лакеями. «

После объявления Петра наследником русского престола, Король Фридрих II раньше всех подумал о том, что русскому двору вскоре понадобится невеста. Ему нужна была такая принцесса, которую не жаль было бы отправить в варварскую Россию, но которая соблюдала бы его интересы. На Фике выбор пал потому, что он хорошо знал ее мать и был осведомлен о симпатиях Елизаветы к Голштинскому роду. Приглашение приехать в Россию пришло зимою 1744 и 10 января принцесса Фике с матерью тайно, под именем графинь Рейнбек выехали в Россию. С собой были привезены несколько сорочек, три платья и медный кувшин для умывания.

Венчание состоялось через полтора года, когда невесте было шестнадцать, а жениху — семнадцать. Обоим предстояло стать русскими. Первые семь-восемь лет брак был формальным. За эти годы между ними возникло не только отчуждение, но и взаимная неприязнь. Петр, пытаясь скрыть свое унижение за шутовством и бравадой, все больше злился на жену за то, что она знала тайну и была снисходительна к нему. Елизавета забила тревогу и призвала на помощь врачей, которые констатировали целомудренность Екатерины и неспособность ее мужа изменить данное положение. Петр Федорович имел врожденное несовершенство, которое сам считал неизлечимым, но которое возможно было исправить хирургическим путем, называемым у восточных народов обрезанием. Необходимая операция была сделана, что круто изменило его жизнь, но не взаимоотношения супругов. У Екатерины одна за другой следуют две беременности, окончившиеся неудачно, но в третий раз беременность протекает нормально и 20 сентября 1754 года Елизавета получает долгожданного внука. Очень долго общество волновал вопрос о том, кто же истинный отец ребенка — Петр Федорович или Сергей Салтыков, который был в это время любовником Екатерины. Ей не дали возможности стать настоящей матерью для своего сына, его унесли сразу же после рождения и за год показали всего три раза. Даже во время болезни, когда младенец едва не умер от молочницы, ее не допустили к нему.

Екатерина была умна и наблюдательна и рано сделала вывод, что если нуждаешься в ком-то, то полезнее замечать не слабые стороны другого человека, чтобы ими воспользоваться, а сильные, чтобы на них опереться. В отличие от «русских барынь» она была трудолюбива, с удовольствием сама себя обслуживала, например, стирала, варила себе кофе, могла растопить камин, любила работать в саду, искусно вышивала, иногда занималась резьбой по слоновой кости. Пока ее муж развлекался дрессированием собачек и разыгрыванием кукольных спектаклей, она изучала историю, географию, экономику, философию, знакомилась с трудами Плутарха, Тацита, Монтескье, Вольтера, Дидро, читала русские летописи и т.д. Читала и писала на немецком, французском и русском, но допускала много ошибок. Екатерина сознавала это и однажды призналась одному из своих секретарей, что «могла учиться русскому только из книг без учителя», так как «тетка Елизавета Петровна сказала моей гофмейстейрше: полно ее учить, она и без того умна».

Императрица просыпалась обычно в шесть часов утра, натирала щеки льдом, пила в кабинете крепкий кофе со сливками и печеньем и садилась до девяти часов за работу. Затем возвращалась в спальню и принимала докладчиков. В будние дни императрица носила простое платье и не надевала драгоценностей. На обед в будни, продолжавшийся около часа, приглашалось человек двенадцать. Любимым блюдом была вареная говядина с солеными огурцами, а в качестве напитка употреблялся смородиновый морс. В последние годы жизни Екатерина выпивала рюмку мадеры или рейнвейна. На десерт предпочтение отдавалось яблокам и вишням. Рабочий день заканчивался в четыре часа и наступало время отдыха. Любимым местом был Эрмитаж, где она любила рассматривать новые коллекции, играть в биллиард. «Приемы в Эрмитаже были большие, средние и малые. На первые приглашалась вся знать и весь дипломатический корпус. Балы сменялись спектаклями. Завсегдатаями малых приемов были только члены императорской фамилии и лица, особенно близкие императрице: не больше двадцати человек. На стенах висели правила: запрещалось вставать перед государыней, даже если бы она подошла к гостю и заговорила бы с ним стоя. Запрещалось быть в мрачном расположении духа, оскорблять друг друга» (граф Хорд). В десять часов Екатерина удалялась во внутренние покои. Ужин подавался только в парадных случаях, но и тогда императрица садилась за стол лишь для виду. Вернувшись к себе, она уходила в спальню, выпивала большой стакан кипяченой воды и ложилась в постель.

Екатерина сознавала, что нравится мужчинам и сама была неравнодушна к их красоте и мужественности. «Я получила от природы великую чувствительность и наружность, если не прекрасную, то во всяком случае привлекательную. Я нравилась с первого раза и не употребляла для этого никакого искусства и прикрас». В первые годы своей женской жизни Екатерина вела себя очень сдержано. Возможно потому, что ее чувственность еще не пробудилась, возможно, ее сковывали моральные принципы, привитые воспитанием. Но так или иначе к тридцати годам женщина в ней начинает властно заявлять о себе. Она уже не может жить без любви, без мужского поклонения и сохранит эту потребность до последнего своего часа. «Человек не властен в своем сердце, он не может по произволу сжимать его в кулак и потом опять давать ему свободу» — оправдывалась она перед собой и перед потомками.

В своей личной жизни Екатерина начинает отстаивать право на свободу после появления на свет своего первенца. Екатерина вовсе не была ветренной или развратной: многие ее связи длились годами. При том, что императрица не была равнодушна к чувственным удовольствиям, духовное общение с близким мужчиной было для нее не менее важным. Первой пробой пера был был Станислав Понятовский. В 1760 она обращает свое внимание на графа Григория Орлова. Позже Екатерина вспоминала: «Орлов всюду следовал за мною . его страсть ко мне была публична». Эта неординарная личность станет самой долгой и яркой любовью Екатерины. С первых же дней воцарения она открыто признает его своим официальным фаворитом, но, почувствовав вкус высшей власти, он желает для себя большего, он хочет стать ее супругом, встать с ней на одну ступень, чтобы государыня и императрица подчинялась ему как мужу. Она отказывает, но предоставляет Орлову все внешние атрибуты супруга, но только невенчанного.

На счету сорокатрехлетней женщины было лишь два неудачных брака (с Петром III и Григорием Орловым, с которым она была вместе одиннадцать лет) и два увлечения Сергеем Салтыковым и Станиславом Понятовским). Но после сорока трех лет число фаворитов значительно увеличивается.

После смерти Орлова отношение Екатерины к мужчинам меняется. Слишком большое значение придавала она государственным делам, чтобы неурядицы в ее личной жизни мешали этой работе. По своей природе она не могла стать аскетичной и отказаться от радостей жизни. но эту сторону жизни она решила подчинить своим правилам. Она создает институт фаворитизма, в котором молодые красивые мужчины состоят при государыне с одной целью — обеспечит ее комфортное существование, необходимый жизненный тонус, с тем, чтобы императрица могла более плодотворно трудиться на пользу своему государству. За службу молодые люди получали вознаграждение, но должны были подчиняться определенным правилам: они не имели права покидать свои покои во дворце без разрешения императрицы, им запрещалось без ее ведома принимать приглашения, все свое время они должны были посвящать только государыне.

В последние годы Екатерина II все больше живет мыслями и заботами о своих внуках и наследниках. Ее сложные отношения с сыном Павлом так и не смогли улучшиться, и она все надежды возлагает на любимого старшего внука Александра. Она обучает и воспитывает его как будущего государя, стремится передать ему все, что поможет справиться с обязанностями императора, и готовит манифест о передаче ему власти и короны, в обход своего сына.

Екатерина II скончалась 6 ноября 1796 года, в возрасте шестидесяти семи лет. В период ее правления значительно увеличилась государственная территория России. Из 50 губерний 11 были приобретены в годы ее царствования. Население страны увеличилось с 19 до 34 миллионов человек. Сумма государственных доходов выросла с 16 до 68 миллионов рублей (население увеличилось — вдвое, а доходы — более, чем в четыре раза). Были построены 144 новых города (более 4 городов в год на протяжении всего царствования). Было издано более 200 законодательных актов. В Россию хлынул поток переселенцев из Европы. Почти вдвое увеличилась армия, количество кораблей российского флота выросло с 20 до 67 линейных кораблей, не считая других судов. Армией и флотом было одержано 78 блестящих побед, упрочивших международный авторитет России. Слова «Россия» и «русские» произносились с большим уважением прежде всего императрицей, всю жизнь стремившейся доказать исключительность народа, которым она руководила волею судьбы.

Это интересно:  Наследники первой очереди ст 2019 год

Происхождение, воспитание и образование. Екатерина, дочь находившегося на прусской службе принца Христиана-Августа Анхальт-Цербстского и принцессы Иоганны-Елизаветы (урожденной принцессы Голштейн-Готторпской), состояла в родстве с королевскими домами Швеции, Пруссии и Англии. Она получила домашнее образование: обучалась немецкому и французскому языкам, танцам, музыке, основам истории, географии, богословия. Уже в детстве проявился ее независимый характер, любознательность, настойчивость и вместе с тем склонность к живым, подвижным играм. В 1744 году Екатерина с матерью была вызвана в Россию императрицей Елизаветой Петровной, крещена по православному обычаю под именем Екатерины Алексеевны и наречена невестой великого князя Петра Федоровича (будущий император Петр III), с которым обвенчалась в 1745 году.

Жизнь в России до вступления на престол. Екатерина поставила себе цель завоевать расположение императрицы, своего мужа и русского народа. Однако ее личная жизнь складывалась неудачно: Петр был инфантилен, поэтому в течение первых лет брака между ними не существовало супружеских отношений. Отдав дань веселой жизни двора, Екатерина обратилась к чтению французских просветителей и трудам по истории, юриспруденции и экономике. Эти книги сформировали ее мировоззрение. Екатерина стала последовательной сторонницей идей Просвещения. Она также интересовалась историей, традициями и обычаями России. В начале 1750-х годов Екатерина завела роман с гвардейским офицером С. В. Салтыковым, а в 1754 году родила сына, будущего императора Павла I, однако слухи о том, что Салтыков был отцом Павла, не имеют под собой оснований. Во второй половине 1750-х годов у Екатерины был роман с польским дипломатом С. Понятовским (впоследствии король Станислав Август), а в начале 1760-х годов с Орловым, от которого она родила в 1762 году сына Алексея, получившего фамилию Бобринский. Ухудшение отношений с мужем привело к тому, что она стала опасаться за свою судьбу в случае его прихода к власти и принялась вербовать себе сторонников при дворе. Показное благочестие Екатерины, ее рассудительность, искренняя любовь к России — все это резко контрастировало с поведением Петра и позволило ей завоевать авторитет как среди великосветского столичного общества, так и в целом населения Петербурга.

Вступление на престол. В течение шести месяцев правления Петра III отношения Екатерины с мужем (который открыто появлялся в обществе любовницы Е. Р. Воронцовой) продолжали ухудшаться, став явно враждебными. Возникла угроза ее ареста и возможной высылки. Екатерина тщательно готовила заговор, опираясь на поддержку братьев Орловых, Н. И. Панина, К. Г. Разумовского, Е. Р. Дашковой и др. В ночь на 28 июня 1762 года, когда император находился в Ораниенбауме, Екатерина тайно прибыла в Петербург и в казармах Измайловского полка была провозглашена самодержавной императрицей. Вскоре к восставшим присоединились солдаты других полков. Весть о восшествии Екатерины на престол быстро разнеслась по городу и была с восторгом встречена петербуржцами. Для предупреждения действий свергнутого императора были посланы гонцы в армию и в Кронштадт. Между тем Петр, узнав о происшедшем, стал посылать к Екатерине предложения о переговорах, которые были отвергнуты. Сама императрица во главе гвардейских полков выступила в Петербург и по дороге получила письменное отречение Петра от престола.

Характер и образ правления. Екатерина II была тонким психологом и прекрасным знатоком людей, она умело подбирала себе помощников, не боясь людей ярких и талантливых. Именно поэтому екатерининское время отмечено появлением целой плеяды выдающихся государственных деятелей, полководцев, писателей, художников, музыкантов. В общении с подданными Екатерина была, как правило, сдержанна, терпелива, тактична. Она была прекрасным собеседником, умела внимательно выслушать каждого. По ее собственному признанию, она не обладала творческим умом, но хорошо улавливала всякую дельную мысль и использовала ее в своих целях. За все время царствования Екатерины практически не было шумных отставок, никто из вельмож не подвергался опале, не был сослан и тем более казнен. Поэтому сложилось представление об екатерининском царствовании как «золотом веке» русского дворянства. Вместе с тем Екатерина была очень тщеславна и более всего на свете дорожила своей властью. Ради ее сохранения она готова пойти на любые компромиссы в ущерб своим убеждениям.

Отношение к религии и крестьянскому вопросу. Екатерина отличалась показной набожностью, считала себя главой и защитницей Русской православной церкви и умело использовала религию в своих политических интересах. Вера ее, по-видимому, была не слишком глубока. В духе времени она проповедовала веротерпимость. При ней было прекращено преследование старообрядцев, строились католические и протестанские церкви, мечети, однако по-прежнему переход из православия в иную веру жестоко наказывался. Екатерина была убежденной противницей крепостного права, считая его антигуманным и противным самой природе человека. В ее бумагах сохранилось немало резких высказываний по этому поводу, а также рассуждений о различных вариантах ликвидации крепостничества. Однако сделать что-либо конкретное в этой области она не решалась из-за вполне обоснованной боязни дворянского бунта и очередного переворота. Вместе с тем Екатерина была убеждена в духовной неразвитости русских крестьян и потому в опасности предоставления им свободы, считая, что жизнь крестьян у заботливых помещиков достаточно благополучна.

Внешняя политика. Вслед за Петром I Екатерина считала, что Россия должна занимать активную позицию на мировой арене, вести наступательную (и в определенной мере агрессивную) политику. Вступив на престол, она разорвала заключенный Петром III союзный договор с Пруссией. Благодаря ее усилиям был восстановлен на курляндском престоле герцог Э. И. Бирон. В 1763 году, опираясь на поддержку Пруссии, Россия добилась избрания своего ставленника Станислава Августа Понятовского на польский трон. Это привело к охлаждению отношений с Австрией, которая, опасаясь чрезмерного усиления России, стала подстрекать Турцию к войне с Российской империей.

Личная жизнь. Время Екатерины II — это расцвет фаворитизма, характерного для европейской жизни второй половины 18 века. Расставшись в начале 1770-х годов с Г. Г. Орловым, в последующие годы императрица сменила целый ряд фаворитов. К участию в решении политических вопросов они, как правило, не допускались. Лишь двое из известных ее любовников — Потемкин и П. В. Завадовский — стали крупными государственными деятелями. Со своими фаворитами Екатерина жила по несколько лет, но затем расставалась по самым разным причинам (из-за смерти фаворита, его измены или недостойного поведения), но никто из них не был подвергнут опале. Все они были щедро награждены чинами, титулами, деньгами и крепостными крестьянами. Всю свою жизнь Екатерина искала мужчину, который был бы ее достоин, разделял бы ее увлечения, взгляды и т. д. Но найти такого человека ей, по-видимому, так и не удалось. Впрочем, существует предположение, что она тайно обвенчалась с Потемкиным, с которым сохраняла дружеские отношения вплоть до его смерти. Всевозможные слухи об оргиях при дворе, склонности Екатерины к нимфомании и т. п. — не более, чем беспочвенный миф.

Невеста наследника

Екатерина не потратила даром ни одной минуты с тех пор, как оказалась в России. То, что она успела проделать за полтора года, до официального бракосочетания с Петром, человек со средними способностями осилил бы лет за десять, если не за пятнадцать. При этом она постоянно находилась в центре внимания окружающих, далеко не всегда доброжелательного, и должна была просчитывать наперед каждый свой поступок или слово.

С невероятным для столь юной девушки упорством София начала усиленно осваивать русский язык. Вставала по ночам и, расхаживая по комнате, твердила странные, почти непроизносимые для немки слова: «борщ», «щи», «извозчик». Еще более основательно девушка принялась изучать каноны православной религии и особенно различия между православием и лютеранством.

Она прекрасно поняла уже через месяц после приезда в Россию, что без обращения в православие ей не победить и она так и останется немецкой принцессой, чужой для русских людей. А это в ее планы никоим образом не входило.

Хотя отец, напутствуя ее, запретил категорически даже думать о смене веры и сослался на пример супруги царевича Алексея, старшего сына Петра Великого, через некоторое время София преспокойно заявила, что видит слишком мало различий между религиозными правилами для того, чтобы это могло препятствовать принятию ею православия. Это сразу расположило к ней и императрицу, и большинство придворных.

К тому же юная принцесса уже тогда искренне считала, что может принести России много пользы. Но для этого ей надлежало «сделаться более русской, чем сами русские» – и она с пылом и упорством, а также чисто немецкой педантичностью продолжала осваивать русский язык и православные каноны. Она так усердствовала, что едва не умерла: сильно простудилась, сидя за учебниками по ночам на свирепых дворцовых сквозняках босая и в неглиже.

Но когда речь зашла о том, что пора приглашать духовника и что надобно как можно скорее сыскать лютеранского пастора, больная с трудом прошептала:

– Не надо пастора… Я уже считаю себя православной… зовите батюшку.

Будучи практически при смерти, София сумела использовать ситуацию, зная, что о ее необычной просьбе тут же доложат императрице. Так и произошло. Елизавета умилилась, прослезилась и приказала придворным медикам вылечить невесту наследника во что бы то ни стало, под страхом жесточайшего наказания. И ее вылечили!

Елизавета по достоинству оценила рвение будущей невестки, и через полгода после прибытия в «страну медведей» София приняла православие, навсегда превратившись в Екатерину (имя было выбрано в честь Екатерины Первой, матери императрицы) и продемонстрировав пристально наблюдавшему за ней двору и дипломатическому корпусу «исключительное благочестие»: она аккуратно исполняла обряды, выказывала познания в православии и духовный восторг от силы религии.

Это интересно:  Наследники полностью на русском языке 2019 год

Выстрел оказался на редкость метким. Во-первых, умница Екатерина расположила к себе не только императрицу и двор, но и значительную часть народных масс. А во-вторых, она ловко противопоставила себя будущему супругу, который, кстати, прибыл в Россию лишь годом ранее ее самой и должен был проникнуться как минимум уважением к народу, которым собирался управлять.

Пожалуй, ничто так не поражало дипломатов и высокопоставленных чиновников в характере великой княгини, как ее железная воля. Благодаря ей девушка проглатывала бесчисленные книги, рекомендованные ей для чтения: большую часть изданий ей любезно предоставляла Академия наук, а остальные присылались из-за границы.

Обладая привлекательной внешностью, Екатерина быстро расположила в свою пользу и Елизавету, и двор. Равнодушным к ее чарам остался лишь… жених, великий князь Петр Федорович, почему-то невзлюбивший свою невесту-кузину с первого взгляда. Впрочем, и сама Екатерина, нужно отдать ей должное, в своих записках откровенно признавалась, что российская корона ей нравилась много больше жениха.

Воля руководила ее рассудком, держа его холодным и заставляя не реагировать на злобные безумные замечания Петра. Последний, казалось, задался целью извести невесту еще до свадьбы. То он сообщал ей, что влюблен в какую-то фрейлину, а ее не любит; то объявлял, что желал бы расстаться с нею; то мучил холодностью и сумасшедшим пристрастием к «увеселениям» и игре в солдатики.

Родной внук Петра Великого и двоюродный внук шведского короля Карла XII так и не сумел полюбить русский народ; он относился к России легкомысленно, с долей едкой иронии, на что страна отвечала ему еще более откровенной неприязнью. Зная о небрежности Петра к религиозным обрядам и потому подчеркнуто демонстрируя свое благоговение перед православной верой, Екатерина забила первый серьезный клин между Петром и политической элитой России, которая всегда влияла на выбор монарха в беспокойное время.

На следующий день после перехода Екатерины в православие состоялось ее обручение с будущим императором. И почти сразу после церемонии великий князь заболел черной оспой – бичом Европы того времени. Надежд на выздоровление было так мало, что родственники уже начали подыскивать Екатерине другого мужа.

Но ей уже не нужен был другой: не было ни малейшего желания спускаться с достигнутых высот в привычное болото. Почувствовавшая свою силу Екатерина просто приказала матери замолчать и не докучать ей рассуждениями о новом браке. Это, разумеется, тоже стало известно императрице и послужило еще более теплому отношению к будущей невестке.

К всеобщей великой радости, жених выздоровел, и Екатерине даже удалось весьма умело скрыть ужас и отвращение при виде сильно изуродованного лица юноши. Хотя, оставаясь в одиночестве и Екатерине убедившись, что за ней не следят, порой давала волю горьким слезам. Жизнь с уродом и дураком представлялась ей кошмаром, но все же стоила российской короны.

К свадьбе готовились долго и старательно, день торжества несколько раз откладывали, потому что императрица Елизавета хотела устроить по-настоящему великолепный праздник.

Польский историк Валишевский писал: «В России не бывало еще церемонии подобного рода. Брак царевича Алексея, сына Петра I, совершился в Торгау, в Саксонии, а до него наследники московского престола не были будущими императорами. Написали во Францию, где только что отпраздновали свадьбу дофина; справились и в Саксонии. Как из Версаля, так и из Дрездена пришли самые точные описания, даже рисунки, изображающие малейшие подробности торжества; их надлежало не только повторить, но и превзойти. Как только вскрылась Нева, стали приходить немецкие и английские пароходы, привозя экипажи, мебели, материи, ливреи, заказанные во всей Европе. Тогда носили узорчатые шелка с золотыми и серебряными цветами на светлом фоне…»

Английский посланник лорд Джон Гиндфорд отмечал в своих депешах, что он «…никогда не видывал кортежа более великолепного, чем тот, что сопровождал Екатерину в Казанский собор. Церковный обряд начался в десять часов утра и кончился лишь в четыре часа пополудни. Православная церковь, по-видимому, добросовестно отправила свои обязанности. В продолжение последующих десяти дней празднества шли непрерывной чередой. Балы, маскарады, обеды, ужины, итальянская опера, французская комедия, иллюминации, фейерверки – программа была полная».

Герцогиня Ангальт-Цербстская оставила нам любопытное описание самого интересного дня – дня бракосочетания: «Бал продолжался всего полтора часа. Затем ее императорское величество направилась в брачные покои, предшествуемая церемониймейстерами, обер-гофмейстером ее двора, обер-гофмаршалом и обер-камергером двора великого князя; за ней шли новобрачные, держась за руку… Когда великая княгиня была готова, ее императорское величество прошла к великому князю и привела его к нам. Ее императорское величество преподала им свое благословение; они приняли его, стоя на коленях. Она их нежно поцеловала и оставила…»

Почему Екатерина II оказалась неудачной свахой для сына и внуков?

Екатерина II стала подыскивать невесту сыну, когда Павлу было всего 14 лет. К этому важному делу императрица отнеслась со всей серьезностью. Ей хотелось и достойную невесту подыскать, и выбрать её из таких европейских принцесс, что были бы по статусу не выше её самой, когда она выходила замуж за наследника российского престола.

Выбирать невесту Екатерина Великая решила в небольших немецких княжествах, искренне считая, что именно там «производили сносных императриц». Этим деликатным делом она попросила заняться датского дипломата Ассебурга, специально принятого на русскую службу. Любопытно, что в указаниях дипломату Екатерина в первую очередь советовала обратить внимание на семейства «второстепенных немецких государей», исповедующих лютеранство.

Вопрос вероисповедания для супруги наследника престола был немаловажным. Если Петр I допускал, что жена его сына может быть лютеранкой, то Екатерина считала, что еще до свадьбы невеста обязана перейти в православие. Принцессы-католички, как правило, на это не соглашались, зато протестантки из небогатых немецких княжеств шли на это без особых сомнений, выбор между верой и выгодной партией был для них очевиден.

Ассебург отнесся к поручению императрицы обстоятельно, благо, денег на его поездки по Европе Екатерина не жалела. Объехав немецкие княжества, он предложил Екатерине рассмотреть три кандидатуры: Софию-Доротею Вюртембергскую, Луизу Саксен-Готскую и Вильгельмину Гессен-Дармштадтcкую.

В результате выбор пал на принцессу Дармштадтскую. Екатерина обоснованно посчитала, что родители принцессы не станут выдвигать лишних условий и охотно выдадут её замуж в Россию, так как графство переживало далеко не лучшие времена. Александр Рослин, «Портрет великой княгини Наталии Алексеевны»
Источник: artchive.ru

Чтобы создать видимость выбора, в Россию пригласили в гости ландграфиню Каролину с тремя дочерьми, включая предполагаемую невесту. Понимая, что на свои средства ландграфиня до России просто не сможет доехать, за ней послали корабль, приложив 80 тыс. гульденов «подъемных». Чем поразить небогатых немок, Екатерина прекрасно представляла, сама не так давно через это прошла.

Потрясенная роскошью и богатством российского двора, Каролина не только с радостью согласилась на замужество принцессы Вильгельмины, но и намекала, что не прочь и остальных дочерей пристроить. Подходящих женихов Екатерина не предложила, но наследством девиц обеспечила, выделив каждой помимо подарков по 50 тыс. рублей.

Если верить современникам тех событий, Вильгельмина произвела на Павла должное впечатление. Имеются утверждения, что наследник даже влюбился. Вскоре сыграли свадьбу, предварительно «превратив» лютеранку Вильгельмину в православную Наталью Алексеевну. К сожалению, судьбой ей был отведен короткий срок, Наталья умерла 15 апреля 1776 года при родах, младенцу жизнь тоже сохранить не смогли.

Екатерина посчитала, что долго печалиться наследнику не пристало, и вызвала в Россию Софию Вюртембергскую, входившую в список претенденток, составленный Ассебургом. Уже 7 октября 1776 года София стала супругой Павла и великой княгиней Марией Фёдоровной. Счастливой семейной жизни не получилось, хотя Мария родила Павлу десятерых детей, двое из которых впоследствии стали императорами.
Луиза Виже Лебрен, «Портрет императрицы Марии Федоровны», 1799 г.
Фото: Источник

Уже в начале семейной жизни «по наследству» от предыдущей супруги Павла Мария Фёдоровна получила соперницу — фрейлину Екатерину Нелидову, на долгие годы ставшую фавориткой наследника престола, а затем и императора. Только в 1798 году Павел «поменял» Нелидову на новую фаворитку — Анну Лопухину. При этом внешние приличия Павел старался соблюдать, появляясь с супругой на всех придворных церемониях и оказывая ей подобающие знаки внимания.

До смерти Екатерины II, в 1796 году, Мария Фёдоровна влиянием при дворе не пользовалась и даже на судьбу своих детей повлиять не могла. Сыновей Павла предпочитала воспитывать бабушка, вынашивавшая планы передать трон не сыну, а внуку Александру. Герхард Франц фон Кюгельген, «Павел I, Мария Фёдоровна и их дети»
Источник: artchive.ru

Когда внуки подросли, Екатерина стала подыскивать невест и им. Не мудрствуя лукаво, пошла по уже привычному пути — в мелкие немецкие княжества. Любопытно, что в это время через российских дипломатов зондировал возможность «пристроить» в Россию подрастающую принцессу неаполитанский двор. Думаю, что обидный ответ Екатерины дипломаты неаполитанцам озвучивать не стали: «Дети от этого двора дряблые, подвержены падучей болезни, безобразны и плохо воспитаны», — в общем, немкам не чета.

Для начала в Петербург привезли двух принцесс из Бадена. Собственно, Екатерина уже остановила свой выбор на Луизе, её младшую сестру пригласили просто для видимости выбора, который предстояло сделать великому князю Александру. Выбор он сделал правильный — такой, как уже решила бабушка. Вскоре Луиза, получившая при переходе в православие имя Елизавета Алексеевна, стала супругой великого князя (будущего правителя Российской Империи Александра I).
Л. Ж. Монье, «Парадный портрет императрицы Елизаветы Алексеевны», 1805 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Казалось, молодые были счастливы, но увлечение первых дней быстро прошло, и супруги стали стремительно отдаляться друг от друга. Фактически они стали жить порознь. Александр сквозь пальцы смотрел на увлечения супруги, так как и сам не чурался связей на стороне. У Елизаветы родились две дочери, умершие в младенчестве, но был ли их отцом Александр, неизвестно.

С возрастом «нагулявшись», уже давно ставший императором Александр стал уделять супруге все больше внимания и заботы. По официальной версии, именно ради лечения супруги, которой был вреден северный климат, он и отправился осенью 1825 года на юг в Таганрог. Но южный климат не спас императорскую семью. Александр вскоре простудился, запустил болезнь, отказываясь от лечения, и 19 ноября умер.

Это интересно:  Наследники 1 2 3 очереди 2019 год

Елизавета тяжело переживала смерть мужа. Вернуться в Петербург ей уже не было суждено. Сначала из-за обострения болезни врачи запрещали ей отправляться в путь. Весной 1826 года состояние улучшилось, и Елизавета с небольшой свитой отправилась в дорогу, но болезнь обострилась, и в небольшом городке Белёв императрица скончалась. Похоронили Елизавету Алексеевну рядом с мужем в Петропавловском соборе.

Вслед за Александром императрица Екатерина женила следующего внука, Константина. Для него «на выбор» из Саксена привезли трех принцесс. Как и в случае с Александром, выбирать ему не пришлось, бабушка уже сделала это за него. В результате принцесса Юлианна стала Анной Фёдоровной и женой Константина. Брак оказался крайне неудачным, и в марте 1820 года последовал развод.

Если с управлением государством Екатерина Великая справлялась прекрасно, то с обязанностями свахи для сына и внуков — как-то не очень. Не получалось у неё вершить то, что должно вершиться на небесах. Все три брака, созданные по её инициативе, оказались несчастливыми.

Была у неё еще и попытка выдать замуж внучку, великую княжну Александру. Для неё сосватали шведского короля Густава IV, который даже приехал в Россию, где уже начали готовиться к свадьбе. Но незадолго до помолвки король от женитьбы отказался, сославшись на неприемлемость для Швеции, что королева страны будет не лютеранкой, а православной.

Екатерине же гибкости в этом вопросе, как когда-то Петру I, не хватило. Но заложенный императрицей принцип, что российские принцессы, выходя замуж за иностранцев, остаются православными, действовал до самого 1917 года.

Просто Фике. Как бедная немецкая провинциалка стала Екатериной Великой

Будущую Екатерину Великую в Россию везли исключительно для производства качественного наследника престола.

14 февраля 1744 года произошло событие, для последующей истории России чрезвычайно важное. В Санкт-Петербург в сопровождении своей матери прибыла принцесса Анхальт-Цербстская София Августа Фредерика. На 14-летнюю девушку возлагалась высокая миссия — ей предстояло стать женой наследника русского престола, нарожать мужу сыновей и тем самым упрочить правящую династию.

Придворная чехарда

Середина XVIII века в России вошла в историю как «эпоха дворцовых переворотов». В 1722 году Пётр I издал указ о престолонаследии, согласно которому император сам мог назначать себе преемника. Этот указ сыграл злую шутку с самим Петром, который перед смертью не успел выразить свою волю.

Очевидного и безоговорочного претендента не было: сыновья Петра к тому времени умерли, а все остальные кандидаты не находили всеобщей поддержки.

Светлейшему князю Александру Даниловичу Меньшикову удалось возвести на престол супругу Петра I Екатерину, ставшую императрицей под именем Екатерина I. Её царствование продлилось всего два года, а после её кончины на престол взошёл внук Петра Великого, сын царевича Алексея Пётр II.

Борьба за влияние на малолетнего царя кончилась тем, что несчастный подросток простудился на одной из многочисленных охот и скончался накануне собственной свадьбы.

Вельможи, перед которыми вновь встала проблема выбора монарха, отдали предпочтение вдовствующей герцогине Курляндской Анне Иоанновне, дочери Ивана V, брата Петра Великого.

Анна Иоанновна не имела детей, которые могли бы законно занять русский престол, и назначила наследником своего племянника Иоанна Антоновича, которому к моменту восшествия на престол не исполнилось и полугода.

В 1741 году в России произошёл очередной переворот, в результате которого на престол взошла дочь Петра Великого Елизавета.

В поисках наследника

Перед взошедшей на престол Елизаветой Петровной, которой к тому времени было уже 32 года, сразу встал вопрос о наследнике. Российская элита не хотела повторения Смуты и стремилась к стабильности.

Проблема заключалась в том, что официально незамужняя Елизавета Петровна, так же как и Анна Иоанновна, не могла подарить империи, так сказать, естественного наследника.

У Елизаветы было много фаворитов, с одним из которых, Алексеем Разумовским, она, по одной из версий, даже вступила в тайный брак. Более того, императрица, возможно, даже родила ему детей.

Вот только в любом случае они не могли стать наследниками престола.

Поэтому Елизавета Петровна и её окружение начали искать подходящего наследника. Выбор пал на 13-летнего Карла Петера Ульриха Гольштейн-Готторпского, сына сестры Елизаветы Петровны Анны и герцога Гольштейн-Готторпского Карла Фридриха.

Детство у племянника Елизаветы было трудным: мать умерла от простуды, которую получила во время фейерверка в честь рождения сына. Отец воспитанию сына большого внимания не уделял, а назначенные учителя из всех педагогических методов предпочитали розги. Совсем худо мальчику стало, когда в 11 лет умер и отец и его забрали к себе дальние родственники.

При этом Карл Петер Ульрих приходился внучатым племянником Карлу XII и являлся претендентом на шведский престол.

Тем не менее русским посланникам удалось добиться переезда мальчика в Санкт-Петербург.

Что не получилось у Елизаветы и Екатерины?

Елизавета Петровна, впервые увидевшая племянника живьём, пребывала в лёгком шоке — худой, болезненного вида, с диковатым взором подросток с трудом говорил по-французски, манерами не владел, да и вообще знаниями обременён не был.

Императрица довольно самонадеянно решила, что в России парня быстро перевоспитают. Для начала наследника перевели в православие, нарекли Петром Фёдоровичем и назначили ему педагогов. Но даром преподаватели время с Петрушей тратили — до конца дней Пётр Фёдорович так и не освоил русский язык, да и вообще был одним из самых малообразованных российских монархов.

После того как нашли наследника, нужно было подыскать ему невесту. У Елизаветы Петровны вообще были далеко идущие планы: от Петра Фёдоровича и его супруги она собиралась получить потомство, а затем самостоятельно воспитать внука с рождения, дабы он стал преемником императрицы. Однако в итоге этому плану не суждено было сбыться.

Любопытно, что Екатерина Великая впоследствии попытается осуществить аналогичный манёвр, готовя в наследники своего внука, Александра Павловича, и тоже потерпит фиаско.

Принцесса в роли Золушки

Однако вернёмся к нашему повествованию. Главной «ярмаркой царских невест» в XVIII веке была Германия. Единого государства не было, зато существовало множество княжеств и герцогств, мелких и незначительных, зато обладающих переизбытком родовитых, но бедных молодых девушек.

Софья Августа Фредерика получила домашнее образование исключительно потому, что нанимать ей дорогостоящих наставников отцу было не по карману. Девочке приходилось даже самостоятельно штопать себе чулки, так что ни о какой избалованности принцессы и говорить не приходилось.

При этом Фике, как звали Софью Августу Фредерику дома, отличалась любознательностью, тягой к учёбе, а также к уличным играм. Фике была настоящей сорвиголовой и принимала участие в мальчишеских забавах, что не слишком радовало мать.

Царская невеста и горе-заговорщица

Новость о том, что русская императрица рассматривает Фике в качестве невесты наследника российского престола, поразила родителей девочки. Для них это было настоящим подарком судьбы. Сама Фике, обладавшая с юности острым умом, понимала, что это её шанс вырваться из бедного родительского дома в другую, блистательную и яркую жизнь.

Фике знала, что ей предстоит сменить веру, имя, изучить другой язык, перенять обычаи и привычки чужого народа. Однако она была к этому полностью готова.

Но светлое будущее дочери едва не погубила мать, Иоганна Елизавета. Уставшая от беспросветности немецкого быта женщина решила, что отныне она станет значимой фигурой в международной политике. К такой мысли подтолкнул женщину не кто иной, как король Пруссии Фридрих II. Отношения России и Пруссии были сложными, переходящими во враждебные. Прусский король решил с помощью невесты наследника русского престола и её матери развернуть международную политику России в нужную ему сторону. Для этого он поручил Иоганне Елизавете путём придворных интриг при русском дворе отстранить от дел главного недруга Пруссии, канцлера Алексея Бестужева.

В феврале 1744 года Софья Августа Фредерика с матерью прибыли в Петербург. Елизавета Петровна нашла невесту вполне подходящей для тех целей, которых она собиралась достичь.

Принцессу немедленно передали в руки русских наставников, которые занялись её «перевоспитанием». Девушка усердно изучала русский язык, историю и православие, причём даже перестаралась, заработав воспаление лёгких. Перепуганная мать решила, что дочь уже не поправится, и пригласила лютеранского пастора для исповеди, однако девушка решительно его отвергла, потребовав православного священника. Фике всё-таки поправилась, но поступок девушки сразу добавил ей популярности среди россиян.

В начале июля 1744 года Фике перешла в православие, получив имя Екатерина Алексеевна.

Тем временем Иоганна Елизавета попыталась приступить к реализации своей миссии. Однако прусский король явно переоценил её возможности. Опытный Бестужев быстро раскусил новоявленного «агента влияния», перехватил её переписку и представил Елизавете Петровне.

Гнев императрицы был велик. Рубить голову незадачливой интриганке она не стала (в годы правления Елизаветы Петровны смертная казнь в России была отменена), но её придворная карьера на этом закончилась.

Брак, обречённый на несчастье

Екатерину Алексеевну опала матери не коснулась. Императрица видела, что девушка действительно хочет стать в России своей и ни к каким козням отношения не имеет.

Через год и два месяца после перехода в православие, в конце лета 1745 года, 16-летняя Екатерина Алексеевна вышла замуж за 17-летнего Петра Фёдоровича. Этот брак изначально не мог быть счастливым, и дело тут не только в том, что он был по расчёту. Пётр Фёдорович, в отличие от своей жены, так и не стал в России своим. Интересы Екатерины Алексеевны были ему неблизки, в начале брака он относился к ней с равнодушием, постепенно переросшим в отторжение и ненависть.

Полтора десятилетия спустя, вступив на императорский престол под именем Петра III, он решит отправить супругу в монастырь. Но умница Фике переиграет своего недалёкого мужа, совершив очередной дворцовый переворот, который знаменует собой начало «золотого века Екатерины Великой».

Статья написана по материалам сайтов: history.wikireading.ru, shkolazhizni.ru, www.aif.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector